Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

морда с глазом

Классика жанра

Не могу промолчать. Всё интервью нобелиатки Алексиевич - это пособие по тому, как надо выворачивать факты наизнанку, как надо МАНИПУЛИРОВАТЬ ими.

Опять цитата: Там есть история, которая, может, понятна украинцам. Это история... как в Чечню посылали всех, если помните, в милицию по списку: сегодня из этой области, завтра - из той, и это вот - из Рязанской области. Там поехала девушка-милиционер и от всего, что она там увидела, так можно предположить, что она покончила с жизнью. Видно, не просто убивать на чужой территории. Что такое военный на чужой территории - это банда. Это они говорят, что едут "ради великих идеалов". Когда они приезжают на место - видят, что приехали в банду.

Момент манипуляции выделен жирным. Девушка-милиционер кончает с жизнью. Алексиевич нужно, чтобы она покончила с жизнью, потому что в Чечне наши военные - это банда убийц; таков тезис, для которого используется смерть бедной девушки. И Алексиевич ничтоже сумняшеся делает предположение и вот уже на основании этого, ни на чем не основанного предположения - уппс! - построена страшная картина банды русских убийц в Чечне.

Земля пухом девушке. Может быть, сердце её разорвалось от неразделенной любви или предательства любимого. Может быть, она получила ранение или заболела - и не смогла терпеть страшные боли и страх будущей смерти. Может быть, её действительно настиг поствоенный синдром. Но что до этого Алексиевич. Для неё она была просто убийцей и умерла, потому что все русские военные - банда убийц. Точка. Вы не должны успеть задуматься, что может быть и причина смерти девушки была другой, и наши военные - это НЕ банда убийц. Вас тащат по логической цепочке - в начале которой ФАНТОМ.

А что? Нобелевский комитет получается прав. Если литература сегодня - это прежде всего манипуляция. то Алексиевич идеальный лауреат премии! 
морда с глазом

"Волки! Волки!" - кричал мальчик, но ему уже никто не верил

«Если кто-то считает, что ему все возможно в городе, можно бесчинствовать, убивать ни в чем не повинных горожан, то они ошибаются. Реакция власти будет жесткой, в Москве будет обеспечен порядок», — пообещал Собянин на совещании в правительстве Москвы.

Так я и поверил! На убийц Свиридова власть так жестко отреагировала, что часть из них теперь найти не могут. И в итоге именно из-за этого - вместо пропагандируемого "порядка" мы получили Манежку.

Московский мегаполис с точки зрения работы правоохранительных органов становится отчетливо похож на двадцатимиллионную Кущевскую. Власть начала осмысленно гнобить тех, кто возмутился ее беспардонному потаканию убийцам с Кавказа и маячащей за таким потаканием коррупцией - замешанной на диаспорных деньгах и влиянии.

В Кущевской все было также. Только ведь в Москву-то следственную бригаду из некоего "центра" не пришлешь!  Самим придется разгребать эту кучу навоза...
морда с глазом

Карательный хэроизм


В своих мемуарах упивец Дмитрик И., считая себя хэроем без страха и упрека, описывает один из своих подвигов, который он совершил на Сянщине в 1944-м:

 

«Отправляя нас на задание, командир Бурлака приказал нам покарать убийц украинских детей, женщин и мужчин. Разведка местного подполья долгое время составляла точные списки поляков, которые массово уничтожали украинское население. Такие списки получили наши отделения, направленные к разным частям Балигорода. Первые лучи солнца приветствовали  нас (! - АСъ) на ставках, в полях, на дорогах, в ярах и возле домов, где спали члены польских террористических банд. Разбудив этих террористов от сна, наши спецгруппы прочитали им смертные приговоры повстанческого полевого суда, перечислив обстоятельно их преступления - кого, где и когда они убили. После этого приговор был приведен в исполнение на месте. Когда жители Балигорода проснулись, наша карательная акция была закончена.» («В лесах Лемкивщины» Дмитрик И.)

 

Другой упивец из той же сотни, принимавший участие в акции, но в отличие от предыдущего автора, после войны оказавшийся не на Западе, а в полагающемся ему месте, имел возможность более трезво оценить свою прошлую жизнь -  и он описывает те же события несколько в других тонах. Тут уже нет соловьиных придыханий про солнечные лучи «а ля Дмитрик»:

 

«…несколько боёвок объединились с убегающими украинскими полицаями и совершили набег на местечко Балигород, уезд Сянок.  Это было страшное зрелище. Утром боёвки окружили Балигород, а полицаи и другие подобные им головорезы из наших боёвок ворвались в него, стреляя и закалывая штыками и ножами гражданское население. Украинские националисты забили в Балигороде до 40 лиц и разграбили имущество своих жертв. После случившегося трупы валялись по дорогам и у церкви.» («З тенет зради і шпигунства» Стефюк Ю.)

 

Картина торжества упивского правосудия, приветствуемого лучами солнца, несколько померкла… Добавим еще несколько весьма любопытных подробностей действий хэроев – из польских публикаций…

 

В воскресенье, 6 августа, перед рассветом бандеровцы с нескольких сторон вошли в местечко. Обмундированы они были в немецкую униформу или как украинские полицаи, что ввело в заблуждение ничего не подозревавших жителей.  Упивцы окружили церковь и после утренней мессы начали проверку, отделяя мужчин-поляков. Часть упивцев двинулась от дома к дому, разыскивая мужчин-поляков и грабя их имущество. Отобранным людям приказали лечь лицом на землю, после чего они были убиты винтовочными выстрелами в затылок. Раненых добивали штыками. Некоторые были убиты на улицах и в собственных домах. (по материалам A.Brozyniak,  статья «Masowy mord w Baligrodzie 6 sierpnia 1944 r.» и выступление на конференции „Po Katyniu był Wołyń”)

 

Самым же убийственным для меня фактом стали фотографии памятника в Балигороде, который посвящен жертвам карательной акции УПА от 6 августа 1944-го -  на нем крест и строгий список в две колонки. Помните в мемуарах Дмитрика «списки поляков-террористов», которые осуществляли массовые убийства украинцев и покарать которых пришли упивцы? Дескать, эти списки «долго составляли» особисты УПА… Вот некоторые люди с соответствующей посмертной таблички – c одной маленькой дополнительной деталью. С указанием их возраста в момент убийства, которые легко посчитать из даты рождения: 

 

- Rozicki M. (80 лет)

- Szpot J. (75 лет)

- Szybowski J. (71 год)

- Kapyrka M. (70 лет)

- Tarlinski J. (69 лет)

- Rozicki F.-J. (68 лет)

   и т.д.

 

Представили себе страшных польских террористов, которым отомстили бравые хэрои-упивцы? Представили солнечные лучи, радующиеся убийству заколотого на церковном дворе старика?

 

На памятной табличке во Львове с именем командира Бурлаки написано «Героям слава!». На памятнике в Балигороде последней строчкой написано «Позор убийцам!»

 

По моему мнению, второе точнее отражает действительность.


морда с глазом

Разгром УПА в зеркале статистики (потери, ч.1)


Числа в истории значат не всё… Но многое. Есть разница между «тьмами, тьмами и тьмами» и «мы с Тамарой». Даже если занимаются «тьмы» и «Тамары» одним и тем же. В одном случае это малозначимая подробность – в другом уже статистика. Вот о статистике и цифрах применительно к истории борьбы с националистическими формированиями на Западной Украине и пойдет здесь речь.

Collapse )
(Продолжение   здесь: http://svetlako.livejournal.com/44323.html )