Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

старый

Жопа как основное содержание

Вспомнил по случаю историю. Попал я в святые 90е, точнее даже в конце 80х, в парижский Лувр. Русских тогда в Европе ещё мало было, и меня за шведа или норга принимали. И вот стою я в зале в толпе ЗА Венерой Милосской, когда вдруг сбоку от меня раздается громогласное: "Маша! Нет, ты только глянь, какая у нее ЖОПА!" Поворачиваю голову. Новый русский. Из тех, что были в малиновых пинжаках (правда уже переодетый, как корова в седло, во что-то от версачей или карденов). С евойной бабой. Тоже соответствующего вида. Господи, как хорошо, что меня принимали за шведа! Ибо по-русски в Париже многие понимают. Я с покрасневшей от стыда мордой, бочком выбрался от них подальше - и ушел в нижние залы. Успокоиться.
Я это к тому, что каждый видит своё. Без толку фитнес или искусство. Кто в женщине видит прежде всего жопу - жопу в ней и увидит. Хоть в Венере.

старый

Одноместо

Моне каждый день приходил на поле и рисовал там один и тот же стог сена. Много раз. Много дней.

Начиная с 2008-го года, я часто катался на лыжах в одном и том же лесу. Иногда со мной оказывалась камера.

У Моне накопилось за одно лето 25 эскизов одного стога. У меня за восемь зим - 97 фотографий одной просеки (для разнообразия один раз она сфотографирована летом).

Онаружил, что эти фотографии интересно собрать в слайд-шоу. Оно под спойлером...

[Нажмите, чтобы посмотреть]

впал в детство

Дебилы...

Интервью актера из укрофильмы "Сторожова застава" Ромы Луцкого:

Мне понравился и сам материал, и то, что наконец-то из сундуков истории достают наших национальных украинских героев, настоящих суперменов. Я играю очень интересного персонажа - Олешко Поповича. Раньше я всегда думал, что был Алеша Попович, но нет, когда начал интересоваться историей, узнал, что он сначала был Олешко. Я бы не хотел делить, но все-таки он - наш украинский богатырь, и сейчас мы его наконец открываем, после долгой паузы возрождаем своих героев.

Интересно из каких "источников" заинтересовавшийся укроисторией укроактер вычитал про украинского Олешку. Страшно представить, что он там еще прочитал.
старый

Мефисто? Неа-а... Педрилло!

Сегодня с удовольствием обнаружил в программе ящика забывшийся фильм 80-х годов "Мефистофель" по одноименному роману Клауса Манна - и пересмотрел. Заодно сравнил с увиденным осенью премьерным московским спектаклем "Мефисто" - из того же первоисточника...

Удивительно. Оба варианта интерпретации романа показались мне по своему хороши - кроме одного момента. Да, проблема взаимоотношений нацизма во власти и искусства при такой власти - оказывается вечной и актуальной (ох, думали ли о такой "вечности" Манны!?). А что же вызвало мое внутреннее неудовольствие?

Увы. Главный герой... По сюжету он - чертовски талантливый актер - продает душу нацистскому дьяволу.

Нет, не вытанцовывалось у меня при просмотрах и фильма, и спектакля цельное восприятие этого персонажа в сюжете - хотя два актера, игравших его в двух вариантах, были куда как непохожи и лицом, и манерами, и трактовкой характеров.

И я вдруг понял, где находится проблема моего неприятия! Она в противоречии с тем, что я вижу в действительности!

Нет талантов среди запроданцев украинским нацикам!!! Какой-нибудь клоун, пляшущий для неонаци в сегодняшней реальности, типа вовы зеленского, настолько мелок по сравнению с написанным Клаусом Манном антигероем (и попытками его изображения!), что в этом сравнении понимаешь, где ошибка в экранизациях!

Талант и нацизм - две вещи несовместные. Талант, продающий себя нацизму - исчезает как таковой! Превращается в мусорную бездарность. Хуже: продающийся нацизму - скорее всего, никогда и не был талантом! Потому что нацикам не нужны таланты! Им вполне достаточно "зеленских"! Вот такое пустое место и нужно играть у Клауса Манна!
Биатлон

Красота - это страшная сила...

Вот поэтому слово дизайнер для меня носит ... ругательный оттенок. Ассоциаций при взгляде на новую форму сборной России по биатлону много. Особенно вдохновили меня восходящие к 20-м годам прошлого века.
"... и отдельно к нему брюки из клетчатой материи, известной под названием "Столетие Одессы" (с) "Золотой теленок"
"... в розовых чулочках, талия в корсете" (с) Свадьба в Малиновке

А впрочем - абы бегать ничего не мешало! Сезон переживем, а на следующий дизайнэры что-нибудь другое учудят.
морда с глазом

Пенза. Скульптурный парк.

Вблизи Пензы есть "рекреационный комплекс" Чистые Пруды. Раньше это были просто чистые пруды у мокшанской деревни Рамзай с отличной рыбалкой, с земляникой на склонах и грибами в лесу, а теперь вот - комплекс.

Однако, честь и хвала его создателю! Он превратил обычную гостиницу возле провинциального российского города с кабачком и пляжем  - в скульптурную Мекку, не побоюсь сказать, мирового значения.

Каждый год, начиная с 2008-го, сюда со всего шарика заявляются толпы сумасшедших и не очень скульпторов, заселяются в гостиницу, получают мрамор, железо или другие материалы для ваяния - и ваяют! Что они делают между сеансами ваяния - я не знаю, потому что у некоторых получается в результате что-то странное. А у некоторых, напротив, очень красивое. Потом наваянное расползается по Пензе и другим приличным местам, а частью остается на территории самого комплекса - создавая неповторимую атмосферу скульптурного пиршества духа.

Я побывал там этим летом и вот, наконец, собрался выложить некоторые фотографии. Сразу извинения перед скульпторами. Некоторые скульптуры в парке идентифицированы и их таблички попали в кадр, некоторые идентифицированы, но таблички в кадр не попали, некоторые были изначально неидентифицированы или попали в кадр "на горизонте". Если кто-то захочет назвать авторов и поправить название - с удовольствием отретуширую запись.

[Нажмите, чтобы посмотреть]
Гостиничный комплекс, в котором живут гении скульптуры. В свободное от скульпторов время там живут простые отдыхающие. Можете приезжать и чувствовать себя ваятелем. Или просто рыбу ловить.



Реклама самого Симпозиума в соответствующем антураже. Могу сразу сказать, что жить я в гостинице не жил, в кабаке не ел, но стограмм водки выпил - водка обычная. Так что о бытовых условиях ничего сказать не могу...



Посетителей на фотографиях нет, потому что время очень раннее - я предпочитаю именно такие визиты. Поэтому и пляж пустынен, хотя вода теплая. Относительно... Однако, приступим к осмотру.

Самая первая скульптура, которая встречает гостей. Задающая тон, так сказать. Сначала не понял, почему Аполлон вписан в квадрат. К концу визита в парк нашел оккамовское объяснение - какую дали заготовку мрамора, столько аполлона и получилось.



Афина тоже оказалась усеченной. В парке вообще много предметов искусства, которых кажется поделили между несколькими претендентами - вот тебе кусочек Афины, вот тебе, а этот остаточек - тебе.



Возможно, это пятка Афины. Впрочем, издалека и в анфас я решил, что это чей-то нос. Вблизи и в профиль ошибка обнаружилась. Если не верите в возможность ошибки, посмотрите ещё раз на предыдущую Афину - этот ракурс носопятки справа от её полумордия.



Сфинкс стоит на развилке. Одна дорога - продолжение осмотра. Вторая ведет ... к сортиру (уголок его на снимке слева). Очень чистенькому и европейскому. Особенно впечатляет в нем отсутствие потолка (есть только крыша со стропилами) - и с жилыми ласточкиными гнездами наверху. Занят ты своим делом, а мимо головы твоей ласточки из-под стрехи  шмыгают... Сортир я "почему-то" изнутри снимать постеснялся. Нет, не зря у сфинкса полбашки снесло и улыбка саркастическая.



Следующие несколько скульптур - без ехидных комментариев.







Расслабились от почти реализма? И тут же вам - другой вариант виденья гармонии мира. В парке много кубизма, символизма, примитивизма, авангардизма и прочих изьмов. Мне как-то приятно было натыкаться в их нагромождениях - на что-то, в чем сохранились формы и пропорции... Но если бы не было с чем сравнивать, разве бы я радовался?
Кстати, сзади этой "Любви с дыркой" виден пруд и пляж с лежаками. Говорят, что на пруду иногда устраивают шоу-представление на водных лыжах. Интересно, наверное, его смотреть через дырку в "Любви".



Впрочем, среди символизмов были и очень милые... Хоть и тоже - с дыркой.



Из-за того, что скульптур очень много и они "лезут" в кадр без всякого стыда, иногда получаются странные нагромождения ракурсов... Вы не поняли? Сзади на красных жердях - это тоже скульптура.



Смешенье стилей на голубом фоне...



Иногда очень сложно идентифицировать, что имел в виду скульптор, особенно если нет таблички



Впрочем, табличка не всегда помогает. Вот "это" называется "Вера человечества". Я человек, то есть вроде бы представитель человечества. И "это" - моя вера? Не верится...



Помимо мрамора, скульпторы используют и другие материалы. Что дают - то и используют. Железяки, например. Красиво получается.





Другие, у кого силы поменьше, большим кускам железа предпочитают проволоку. Получается тоже красиво. А поскольку проволоки из 1 кг металла получается ого-го-го сколько в метрах, то и объекты получаются соответственные по размеру.



Вот эти же жирафы с другой стороны. Между прочим, нечто белое торчащее из земли справа - это уши скульптуры. Уши знаменитого кролика-эротомана.



А вот это просто - из бронзы. Адам и Ева. Мне понравилось.



На территории столько странного, что всё встреченное воспринимается как арт-объект. Вот в березовой купе притаились два предмета. Попробуйте уверенно сказать, что второй - это просто так, а не скульптура непризнанного таланта!

Поскольку мой блог без Украины немыслим - вот скульптура УКРАИНСКОГО скульптора. Персонально. Кстати, дама, которая была со мной на осмотре, не обращая внимание на символизм квадратного украинского колеса, долго хихикала над половым признаком скульптурного украинца.



Парк имеет конечные размеры. Он расширяется с каждым новым симпозиумом, а дороги за скульпторами не успевают. В итоге, на дальнем краю парка вы упираетесь в поле, которое кто-то усеял мертвыми камнями. Лезть туда мне было уже лень. Подожду, пока к ним дорожки проложат.



К чести хозяина - работы идут. Не без перекуров, вестимо. Отсеченное от кусков мрамора при ваянии шедевра "лишнее" тоже идет в дело.



Но фигни всякой понаставили, на камазе не развернешься. Если сшибешь, говори уверенно - так и былО. Это скульптор так задумал! Вот какое у этой "фигни" правильное положение в пространстве, а? Стоя? Лежа? Сидя...



Мрамор для новой порции скульптур и скульпторов - уже заготовлен. Кто может угадать в этих глыбах будущие шедевры? А ведь они там внутри - уже...



Приезжайте в Пензу.

ангел

Над вымыслом слезами обольюсь...

«Семнадцать мгновений весны» – классика жанра. Для предвоенного поколения такой классикой, ушедшей в фольклор, стали Чапай с Петькой, для предперестроечного времени – именно Штирлиц.

Так вот, меня всегда улыбают поиски т.н. «киноляпов» в классических картинах, в том числе во "Мгновениях".

Во-первых, большинство из этих ляпов можно заметить только при тщательном, специальном, неоднократном просмотре, что уже делает фильм самоценным (ибо ерунду дважды не смотрят).

Во-вторых, попытки требовать от режиссеров, операторов, актеров, костюмеров, сценаристов и проч. - абсолютной исторической точности натыкаются на простое препятствие. Искусство не является действительностью. Чапаев Бабочкина – это не комдив, а всего лишь актер, играющий комдива. Исаев Семенова – не советский нелегал, а всего лишь персонаж художественной книги. Штирлиц Тихонова – это искусство, а не документалистика. Даже "мюллер" в фильме – это не изображение реального наци, а всего лишь актер Броневой, играющий компромиссное видение «как бы Мюллера» режиссером, консультантом, сценаристом, оператором, костюмером, другими людьми творящими фильм - и, конечно, самим актером.

Как сравнивать, например, картины Серова, написавшего Шаляпина или Павлову – и реальные фотографии этих людей! Фото по природе своей не могут не быть копией реальности – но также не могут стать реальностью в высшем смысле. Им не стать картиной живописца, в которой эта реальность преломляется, отражается, унифицируется, диверсифицируется, наполняется сотней смыслов и снова приводится к общему знаменателю – становится искусством (впрочем, искусство настоящего фотографа - это тоже искусство, но согласитесь - мы о другом)

Я всё жду когда любители абсолюта в кино или игровых реконструкциях додумаются до вящей необходимости реально убивать друг друга на экране или на арене. «Шоб было как взаправду!». Детский сад с оттенками шизы…

Ах, в кадре вагоны были не 36-го, а 46-го года выпуска и даже надпись по-русски не сразу замазали! Ах, на заднем плане ЗИЛ проехал, а потом еще один! Ах, Штирлиц с Кэт не на том пальце обручальные кольца носили!

Я не спорю, что уважение к деталям – важная сторона процесса. Но где вода, а где имение! Те же самые кольца… Их и разглядеть-то нельзя, а вот лицо Кати с её страхом за детей, с надеждой на прекращение этих страхов и со спрятанным за титрами фильма неизвестным будущим для неё и её ребятишек – вот оно, это лицо! Во весь экран. Вылепленное  по воле режиссера, актрисы, оператора, осветителя и проч. Да, в этой сцене кольца героев не на той руке! Ну и что! Сцена вообще снимается в Бакуриани, а не на границе Швейцарии. И стоят возле шлагбаума не клятые нацисты, а такие же актеры. И автоматы у них не стреляют, а автомашины взяты из музея - и внутри у них не аутентичный бензин! Плевать… Искусство – всегда условность!

Однако, вкус к деталям у меня есть и у самого! Только лишенный ехидства, а направленный скорее на самообразование – в этих самых мелочах.

Вот Штирлиц приходит «знакомиться» с Плейшнером и поводом для этого изобретает «Мёверса, 57 года, лейпцигское издание». Пардон, а кто с ходу сможет сказать, чем, собственно говоря, интересуется Штирлиц?

Франц Карл Мёверс – фигура абсолютно позабытая, однако, в свое время сыгравшая свою роль в ориенталистике. Труд Мёверса по истории Финикии в своё время считался классическим, а его работы по минойской цивилизации изучал Шлиман - в поисках греческих сокровищ. Основной специальностью Мёверса было богословие и большую часть жизни он провел на университетской кафедре теологии, трактуя Ветхий Завет… Особенность просьбы Штирлица в том, что он просит первое посмертное издание Мёверса, в которое пост-мортем были внесены некоторые изменения… Неплохую книгу-приманку выбрал штандартенфюрер СС с физико-математическим образованием? На такую профессор Плейшнер должен был клюнуть! И он действительно сравнивает эту книгу – с ящиком маргарина… Заметьте – не масла… Тоже деталь…

Кто помнит, какую книгу Штирлиц использует в дешифровке? Правильно, томик Шиллера! А какой томик Шиллера? Уже сложнее… Это четвертый том из собрания сочинений штутгардского издания 1883 года, славного иллюстрациями Карла фон Гёдеке. В четвертом томе – философские и теософские произведения от поэта и драматурга… Думаю, что вы их не читали. А вот Штирлиц не только читал, но и использовал в шифровании. Когда "Мгновения" сдуру разрисовали, как детишки книжку-раскраску - томик стал фисташковым. На самом деле это издание - песочного цвета! В сети на аукционе за него просили стартовые 1500 евро.

Кстати, на полке, откуда Штирлиц вытаскивает маленький томик Шиллера – тот выделяется своей инородностью. За стеклом стоят толстые инфолио: мемуары, справочники и монографии по военному делу, строительству, радио, морскому ведомству издания 1900-1910 г.г. И вдруг – как сейчас пишут, ВНЕЗАПНО -  среди этих явных «антиков» книга в совсем другом переплете. Сборник фотографий «Берлин в моем портфолио» Генриха Зуле. Кто поставил во время съемок именно эту книгу рядом с Шилером и почему… Наверное, листал и сунул не в то место. Желающие потоптаться на киноляпах – пляшите. Эта книга издавалась в 1960-70-х годах (она выдержала множество изданий – точнее определить год я не берусь). Зато имеющие вкус к деталям  - могут поискать в сети фотографии Зуле. Он прекрасно снимал Германию и особенно Берлин!

А что писал Штирлиц левой рукой жене – для передачи через три границы? Здесь любопытно, что содержание записки «по Семенову» и «по фильму» - несколько отличается. Несильно, но отличается...

"Любовь моя, - начал писать он, - я думал, что мы с тобой увидимся на этих днях, но, вероятно, произойдет это несколько позже..." … приписал к тем  строчкам,  которыми  начал письмо: "Это произойдет, как я думаю, в самом ближайшем будущем"…  закончил письмо: "Я целую тебя и люблю" (книга – сокращенный вариант сцены).

Cherie! Je pensais te voir ces jours - ci. Mais en faudra ajourner notre rencontre. Je espere te voir tres bientot. Je t'embrasse et je t'aime!! (фильм)

Любимая! Я думал днями увидеть тебя, но придется отложить нашу встречу. Надеюсь увидеть тебя очень скоро. Я целую тебя - и люблю тебя!! (мой вольный перевод с французского)

Однако, какие мелочи…

Вот как написана эта сцена в книге полностью – и я бы хотел, чтобы вы, когда в очередной раз будете пересматривать фильм, вспомнили о том, что думал Исаев тогда (актер Тихонов в моменты экранных раздумий повторял таблицу умножения). «Над вымыслом слезами обольюсь…» Классик тут замолчал, но я не постесняюсь дополнить: "Чтобы потом в жизни, в нужный момент глаза остались сухими! Очень сложно ловить перекрестие прицела, когда глаза слезятся."

[Spoiler (click to open)]

"Любовь моя, - начал писать он, - я думал, что мы с тобой увидимся на этих днях, но, вероятно, произойдет это несколько позже..."

Когда он попросил связника подождать, он решил, что сейчас напишет Сашеньке. Видения пронеслись перед его глазами: и его первая встреча с ней во владивостокском ресторане "Версаль", и прогулка по берегу залива, первая их прогулка в душный августовский день, когда с утра собирался дождь и небо сделалось тяжелым, лиловым, с красноватыми закраинами и очень белыми, будто раскаленными, далями, которые казались литым продолжением моря.

Они остановились возле рыбаков - их шаланды были раскрашены на манер японских в сине-красно-желтые цвета, только вместо драконов носы шаланд украшались портретами русоволосых красавиц с голубыми глазами.

Рыбаки только-только пришли с моря и ждали повозки с базара. Рыбины у них были тупорылые, жирные - тунцы. Паренек лет четырнадцати варил уху. Пламя костра было желтоватым из-за того, что липкая жара вобрала в себя все цвета - и травы, и моря, и неба, и даже костра, который в другое время был бы красно-голубым, зримым.

- Хороша будет ушица? - спросил он тогда.

- Жирная уха, - ответил старшина артели, - оттягивает и зеленит.

- Это как? - спросила Сашенька удивленно. - Зеленит?

- А молодой с нее делаешься, - ответил старик, - здоровый... Ну а коли молодо - так оно ж и зелено. Не побрезгуйте откушать.

Он достал из-за кирзового голенища деревянную ложку и протянул ее Сашеньке. Исаев тогда внутренне сжался, опасаясь, что эта утонченная дочка полковника генерального штаба, поэтесса, откажется "откушать" ухи или брезгливо посмотрит на немытую ложку, но Сашенька, поблагодарив, отхлебнула, зажмурилась и сказала:

- Господи, вкуснотища-то какая, Максим Максимыч!

Она спросила старика артельщика:

- Можно еще?

- Кушайте, барышня, кушайте, - ответил старик, - нам-то она в привычку, мы морем балованы.

- Вы говорите очень хорошо, - заметила Сашенька, дуя на горячую уху, - очень красиво, дедушка.

- Да что вы, барышня, - засмеялся старик, обнажая ряд желтых крупных зубов, - я ж по-простому говорю, как внутри себя слышу.

- Поэтому у вас слова такие большие, - серьезно сказала Сашенька, - не стертые.

Артельщик снова рассмеялся:

- Да нешто слова стереть можно? Это копейку стерешь, пока с рук в руки тычешь, а слово - оно ведь будто воздух, летает себе и веса не имеет...

...В тот вечер они пошли с Сашенькой на вернисаж: открывали экспозицию полотен семнадцатого века - заводчики Бриннер и Павловский скупили эти шедевры за бесценок в иркутской и читинской галереях. На открытие приехал брат премьера - министр иностранных дел Николай Дионисьевич Меркулов. Он внимательно осматривал живопись, щелкал языком, восхищался, а после сказал:

- Наши щелкоперы болтают, что дикие мы были и неученые! А вот полюбуйтесь - такие картины уж двести лет назад рисовали! И похоже, и каждая деталька прописана, и уж ежели поле нарисовано - так рожью пахнет, а не "бубновым вальтом"!

- Валетом, - машинально поправила его Сашенька. Она сказала это очень тихо, словно бы самой себе, но Максим Максимыч услышал ее и чуть пожал ее пальцы.

Когда министр уехал, все зашумели, перейдя в соседний зал, где были накрыты столы для прессы.

- А говорят, интеллигентных владык у нас нет! - шумел кто-то из газетчиков. - Культурнейший же человек Меркулов! Воспитанный, образованный! Интеллигент!

Штирлиц хотел написать ей про то, как он до сих пор помнит ту ночь на таежной заимке, когда она сидела возле маленького слюдяного оконца и была громадная луна, делавшая ледяные узоры плюшевыми, уютными, тихими. Он никогда раньше не испытывал того чувства покоя, какое судьба подарила ему в тревожную, трагическую ночь...

Он хотел сказать ей, как часто он пробовал писать ее лицо - и в карандаше, и акварелью. Однажды он пробовал писать ее маслом, но после первого же дня холст изорвал. Видимо, само Сашенькино существо противоречило густой категоричности масла, которое предполагает в портрете не только сходство, но и необходимую законченность, а Сашеньку Штирлиц открывал для себя наново каждый день разлуки. Он вспоминал слова, сказанные ею, семнадцатилетней, и поражался, по прошествии многих лет, глубине и нежности ее мыслей, какой-то их робкой уважительности по отношению к собеседнику - кем бы он ни был. Она и жандармам-то сказала тогда: "Мне совестно за вас, господа. Ваши подозрения безнравственны".

Штирлицу хотелось написать ей, как однажды в Париже на книжных развалах он случайно прочел в потрепанной книжечке: "Мне хочется домой, в огромность квартиры, наводящей грусть. Войду, сниму пальто, опомнюсь, огнями улиц озарюсь..."

Прочитав эти строки, Штирлиц второй раз в жизни заплакал. Он заплакал первый раз, когда, вернувшись из первой своей чекистской поездки за кордон, увидел могилу отца. Старик начинал с Плехановым. Его повесили белоказаки весной двадцать первого года. Он заплакал, когда остался один, плакал по-детски, жалобно всхлипывая, но не этого стыдился он, а просто ему казалось, что его горе должно жить в нем как память. Отец его принадлежал многим людям, а вот память о папе принадлежала ему одному, и это была особая память, и подпускать к ней Штирлиц никого не хотел, да и не мог. А тогда в Париже на книжном развале он заплакал неожиданно для самого себя, потому что в этих строках он увидел чувство, которое было так нужно ему и которого он - за всю жизнь свою - так и не пережил, не ощутил. За строчками этими он увидел все то, что он так явственно представлял себе, о чем он мечтал, но чего не имел - ни одной минуты.

Ну как же сейчас написать Сашеньке, что осенью - он точно помнил тот день и час: 17 октября сорокового года - он пересекал Фридрихштрассе и вдруг увидел Сашеньку, и как у него заледенели руки, и как он пошел к ней, забыв на мгновение про то, что он не может этого делать, и как, услыхав ее голос и поняв, что это не Сашенька, тем не менее шел следом за той женщиной, шел пока она дважды не обернулась - удивленно, а после - рассерженно.

Ну как написать ей, что он тогда три раза просил Центр отозвать его и ему обещали это, но началась война...

Как может он сейчас все видения, пронесшиеся перед глазами, уместить в слова?

И он начал переводить строчки Пастернака на французский и писал их, как прозу, в строку, но потом понял, что делать этого нельзя, потому что умный враг и эти стихи может обратить в улику против парня, который пьет апельсиновый сок и курит сигарету так, как это сейчас модно там, где он жил. И он положил этот листок в карман (машинально отметив, что сжечь его удобнее всего будет в машине) и приписал к тем строчкам, которыми начал письмо: "Это произойдет, как я думаю, в самом ближайшем будущем".

Ну как написать ей о встрече с сыном в Кракове летом прошлого года? Как сказать ей, что мальчик сейчас в Праге и что сердце его разрывается между нею и Сашей-маленьким, который без него стал Сашей-большим, и Гришанчиковым? Как сказать ей о любви своей и о горе - что ее нет рядом, и о том, как он ждет дня, когда сможет ее увидеть? Слова сильны только тогда, когда они сложились в библию или в стихи Пушкина... А так - мусор они, да и только. Штирлиц закончил письмо: "Я целую тебя и люблю".

"Как можно словами выразить мою тоску и любовь? - продолжал думать он. - Они стертые, эти мои слова, как старые монеты. Она любит меня, поэтому она поверит и этим моим стертым гривенникам...

Нельзя мне ей так писать: слишком мало мы пробыли вместе, и так долго она живет теми днями, что мы были вместе. Она и любит-то меня того, дальнего, - так можно ли мне писать ей так?"

- Знаете, - сказал Штирлиц, пряча листочки в карман, - вы правы, не стоит это тащить вам через три границы. Вы правы, простите, что я отнял у вас время.

морда с глазом

Привяжи его к забору - и забор полетит!


Пара фоток из домашнего архива.

Жидкостный-ракетный двигатель РД-107 из павильона Космос на ВДНХ - двигатель, подобный тому, что стоял на гагаринском ракетоносителе.




Модельный гиперзвуковой прямоточный воздушно-реактивный двигатель с авиасалона МАКС в г.Жуковский - возможное будущее авиационно-космических аппаратов.



Павильон "Космос" и его экспонаты, конечно, жаль до боли, но время от его гибели не остановилось! Каждый день что-то становится новым экспонатом в истории нашей авиации и космонавтики. Некоторые из этих "экспонатов" иногда даже добираются до "зрителей".
королёвский

Цирк!!! Просто - цирк.

Говорил ли Ленин про важнейшее искусство "кино" или "кино и цирк" - у  мумии не спросишь. Зато несуществовавший Шариков цирк действительно предпочитал всем из времяпрепровождений. 

Так вот - пива для Шариковых в цирке теперь нет! Зато есть огромное количество американского поп-корна. Его запах забивает даже фирменный "конюшенный" аромат. Множество туристов двунадесяти языков и великое множество детей. А вчера там оказался и я.

Цирк - это действительно важнейшее из искусств! Я обнаружил в себе ребенка! Я волновался за канатоходца, пугался льва, выпучивал глаза на фокусника, разевал рот на жонглера, хохотал над коверными... Нет, конечно, я уже взрослый и делал это менее эмоционально чем наши соседи возраста от 5 до 10. Но иногда мне было завидно  юным коллегам - я восхищаться так искренне и непосредственно уже стесняюсь. А может зря :)

Все в цирк! Даже если еще не подоспели собственные дети или еще не родились внуки! Взрослым цирк -  показан категорически! Шариков-то не всегда был неправ :)