Андрей Светлако (svetlako) wrote,
Андрей Светлако
svetlako

Category:

Скорцени и Бандера - два друга, два нациста

Оберштурмбанфюрер Отто Скорцени, "человек со шрамом" - один из самых известных эсэсовских спецназовцев. Какую долю его известности составляет самопиар, какая реальна, какая куплена на "золото партии" - мне не очень интересно. Мне интересно другое «почему»! Почему такой махровый нацист-эсэсовец назвал Степана Бандеру - ни больше, ни меньше как своим другом?

Впервые формулировка «друг» по отношению к Бандере появилась в интервью Скорцени, которое он дал Юлиану Семенову в Мадриде еще в 1974 году. Зная, с какой щепетильностью Семенов относился к фактам (например, по отношению к участию руководства украинских нацистов в убийствах львовских профессоров в 1941-м он употребляет только словосочетание «готовили списки», поскольку иной информацией документально не располагал) – так вот при этой щепетильности мне сложно предположить, что слово «друг» было употреблено для красного словца. Более того, в исходном тексте Семенова это слово для подчеркивания цитируемости – именно взято в кавычки! Конечно, сам рассказ о том, как в 1945-м Скорцени из Кракова «выводил Бандеру по радиомаякам … в тылу ваших (советских - АСъ) войск. Нам был нужен Бандера, мы верили ему, он хорошо дрался на Восточном фронте. Гитлер приказал мне спасти его, доставив в рейх для продолжения работы, - я выполнил эту задачу...» - сомнителен. Дело в том, что (1) Скорцени в то время был занят другой «работой» и (2) в последующих своих мемуарах он более подробно рассказал об этой операции и окончательно приписал ее своим людям, но не себе (N.B. Скорцени часто употреблял «я», говоря об удачных действиях подчиненных). Но в 1974-м это было первое упоминание о связях двух нацистов – и сразу же эта связь была поименована «дружбой»! Примем существание такой дружбы за гипотезу и попытаемся проследить возможности и предпосылки для ее возникновения.

 

Все должно начаться со знакомства. Где же успели познакомиться и подружиться Бандера и Скорцени? В.Масловский, рассказывая о пребывании Бандеры в Целленбау в 1943-44, упоминает о частых визитах того в замок Фриденталь. В этом местечке, совсем неподалеку от Заксенхаузена, с апреля 1943 года действовало подразделение отдела «6-С» 6-го управления РСХА (СД), под руководством того самого Отто Скорцени. Занималось это подразделение СД саботажем и диверсиями за рубежом и на территории противника, конкурируя в этой работе со службами Абвера, прежде всего подотделом 2/МД Абвер-2. Ситуация типичная для Рейха - несколько ведомств грызутся между собой за любовь фюрера и за долю власти, порождаемую его доверием. Взаимоотношения конкурирующих сторон резко меняются весной 1944-м, когда Абвер переформировывается и переподчиняется, причем упомянутые службы по саботажу и диверсиям Абвера-2 оказываются в подчинении конкурента. Общее командование реформированным и объединенным органом принимает Отто Скорцени.

Почему смена «хозяина» Абвера-2 в 1944-м оказывается интересной для целей нашего исследования? Вспомним, что такое Абвер-2 и кто стоял во главе этой службы, для чего заглянем в материалы Нюрнбергского процесса. Там задокументированы показания начальника Абвер-2 генерала Лахузена и его заместителя полковника Штольца о принятии Абвером перед началом войны под свое крыло и использовании в своих целях украинских националистов - в том числе и прежде всего Бандеры. Именно люди из Абвер-2 и Бандера стояли у истоков и другого боевого братства украинских и немецких нацистов – это они совместно формировали из людей ОУН батальоны «Нахтигаль» и «Роланд» в составе абверкоманды особого назначения «Бранденбург-800». Интересующие нас абверовцы уже были лучшими друзьями и соратниками украинских нацистов образца 39-41 года! Прошло пару лет и они - снова вместе!

Всё логично! Ведь цели, которые ставились перед «бандеровцами» и «мельниковцами» в 41-м, были те же, что снова встали на повестку дня перед Скорцени в 43-44-м - профессиональная диверсионная работа и саботаж в тылу противников нацистов! Для порядка процитирую упомянутые выше показания Штольца для Нюрнбергского процесса: «Основным содержанием подрывной деятельности Абвер-2 в этот период (начало операции «Барбаросса» – АСъ) должно стать разжигание национальной розни между народами СССР. Для выполнения указаний Кейтеля и Йодля я вступил в контакт с работающими на абвер организациями украинских националистов и руководителями других национал-фашистских группировок. Среди прочих я встречался с лидерами украинских националистических группировок Мельником … и Бандерой. … Кроме этого, перед войной с Советским Союзом, было сформировано и укомплектовано спецподразделение - так называемый Учебный полк особого назначения «Бранденбург-800» - подчинявшееся непосредственно Лахузену и предназначенное в основном для боевых действий в тылу советских войск. Главной задачей спецподразделения, окончательно сформированного к 1940 г., были захват стратегических объектов — аэродромов, мостов, туннелей, виадуков, плотин и т. п. — и их удержание до подхода главных сил вермахта». Добавим, что при выполнении этих задач, ОУНовцы из «Нахтигаля» и «Роланда» при необходимости имели в распоряжении советсткое обмундирование и оружие.

Сравним сформулированные выше цели и методы людей Лахузена в 1941-м с целями и методами людей Скорцени в 1944-м на примере действий диверсантов «человека со шрамом» против войск союзников в Нормандии: "Вы обязаны захватить несколько мостов … При выполнении этой задачи вы все для маскировки переоденетесь в форму противника... Кроме того, необходимо выслать вперед небольшие команды, тоже в английской и американской форме, которые должны распространять дезинформирующие приказы, нарушать связь и вносить в ряды войск противника замешательство и панику" (по кн.Миллера «Коммандос: Формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений»). Полное совпадение тактики – отлаженный механизм диверсионной работы.

Сравним личный состав, который привлекался Лахузеном и Скорцени. Лахузен использовал украинских националистов и собственно немецкий абверовский «спецназ». А кого, помимо своих спецназовцев, готовил Скорцени, например, для работы на Западном фронте в 1944-м? «Скорцени организовал во Фридентале свой тренировочный центр для подготовки диверсантов и разведчиков. Эти шпионско-диверсионные центры набирали людей из числа бывших членов ППФ, РНП и в особенности из французов-полицаев и кагуляров, перебежавших в Германию» (Деларю, «Истории гестапо»). Необходимое пояснение: ППФ - «Парти Попюлер Франсез», РНП - «Рассамблеман Насьональ Попюлер», кагуляры - «французский аналог франкистов» и всё это - крупнейшие французские нацисткие и фашисткие движения, то есть аналоги ОУН. Это против союзников, а что против Советов? Всё тоже самое, даже если отвлечься от украиских наци. Аналогичный контингент набирал для себя Скорцени в 1944-м и в местечке Дальвиц, где «работал» с белорусскими коллаборационистами, в основном с бывшими полицаями и членами Беларуской Незалежницкой Партии (то же аналог ОУН, но уже белорусский). Командовал локальным процессом опять человек из Абвера - майор Герулис. Согласно статье Е.Ростикова здесь Скорцени ставил целью комплектование диверсионных групп суммарным составом 700-800 человек. Итак, и тут совпадение в подборе дополнительного персонала – нацисты, коллаборационисты и проч.

 

Кажется, что все ясно. Встреча и дружба Бандеры и Скорцени была неизбежна. Кто лучше Бандеры в подборе такого украинского контингента, который был нужен Скорцени! А вот и человек, который после передачи под крыло Скорцени Абвера-2 мог их свести: Лахузен, который должен был по долгу службы познакомить своего нового начальника со своими бывшими соратниками. Но нет, не всё ясно! Жизнь сложнее. Дело в том, что знакомство между «двумя рыбаками», видящими друг друга издалека, могло состояться и без Лахузена, без Абвера, и при этом гораздо раньше, чем осенью 1944-го.

Еще до прихода Лахузена и Штольце во Фриденталь, еще до начала собственной работы в этом фридентальской школе, Отто Скорцени уже бывал в Целленбау, где его дожидался Бандера, «по своим делам» - по делу бывшего плотника Иоганна Элсера, который в 1939 году пытался совершить покушение на Гитлера. Много позже этот случай решили использовать в провокационных целях: подставив как заказчика теракта некоего англичанина сложным именем Фон Зигизмунд Пейн Бест (Von Sigismund Payne Best). Англичанин этот содержался вместе с Бандерой, Мельником, Элсером и прочими там же в Целенбау, остался жив и позже вспоминал в своей книге «Инцидент в Венло»: Элсер смог сообщить ему, что для утряски деталей по «представлению заказчику» к Элсеру в Целленбау приезжали «офицер СС высокого звания в форме и другой человек, явно бывший студент, потому что лицо его было покрыто дуэльными шрамами» (система передачи информации между «жителями Целленбау» была прекрасно отлажена и не требовала особой конспирации в силу относительной свободы содержания). Если вы не опознали этого «другого», занимающегося столь щекотливым делом – для кого я пишу?

Помимо Элсера были в Целленбау у Скорцени и другие «близкие знакомые», которые заслуживали его визита. В 1940-м он вместе с коллегой Кальтенбруннером арестовал бывшего канцлера Австрии Шушнига, который вместе с добровольно присоединившейся к нему женой и сыном, в итоге оказался по соседству с Бандерой и Мельником. Мог Скорцени, проживая рядом в 1944-м, зайти к столь старому «другу» и поинтересоваться, с кем по соседству он сидит?

Летом 1944-го, после покушения на Гитлера, Скорцени отправил в Целленбау целую партию своих немецких коллег, которых сам Скорцени или фюрер подозревали в симпатиях к заговорщикам, но по тем или иным причинам не хотели доводить подозрения до логической пули или петли. Там были, например, «птицы» уровня начгенштаба Гальдера или генерала фон Бонина, которых Скорцени, занимавшийся расследованием по личному указанию фюрера, должен был допрашивать сам, для чего должен был снова и снова приезжать в Заксенхаузен. Кстати, пикантность последней ситуации придает тот факт, что Гитлер приказал арестовать и тестя Скорцени – бывшего министра Шахта, который тоже содержался в особых условиях, но в другом месте.

Сколько же раз за эту пару лет Скорцени проходил мимо дверей, за которыми был Бандера? Получается, что не просто часто, а очень часто! Кстати, двери в Целленбау были двойные: внутренняя ажурная и наружная сплошная, причем часто наружную держали открытой. Неужели Скорцени, который все это время продолжал заниматься и своими прямыми обязанностями - подготовкой диверсантов из числа «союзных нацистов», в том числе и украинских - все это время не замечал у себя под носом, которые были ему потом так полезны?

Конечно, случись приезд Скорцени в Целленбау до назначения во Фриденталь, эсэсовец мог не заинтересоваться Бандерой – никто не знает своего будущего! – но после назначения и начала подбора национальных кадров на роль инструкторов и исполнителей для диверсионной работы, не задействовать такой «заповедник» украинского нацизма, как Целленбау, Скорцени уже не мог. Я действительно считаю его умным и хватким спецназовцем, хоть и слишком хвастливым.

Пройдемся по датам. Даже если мое предположение неверно и в 1943-м Бандера еще не познакомился лично знаком со Скорцени во время его визитов в Целленбау, то тогда срабатывает вторая возможность их встречи – после попадания в подчиненные Скорцени кураторов Бандеры и Мельника из Абвера. Дата знакомства смещается на весну 1944-го. Если и такое предположение неверно, то остается самая последняя дата их встречи – сразу перед или сразу после освобождения Бандеры осенью 1944-го. Тогда дружба их была очень скоротечной, но, видимо, памятной, если осталась для Скорцени именно дружбой!

Занятно, что по мемуарам Бульбы-Боровца с ним и другими украинскими нацистами, в том числе Бандерой, работал некий д-р Вольф. Ну и что? Популярнейшая фамилия у немцев! Конечно, ничего удивительного, если бы не было достоверно известно, что «д-р Вольф» было одним из любимейших псевдонимов искомого Отто Скорцени, в условиях когда нужно было сохранить свою анонимность. Вот бы спросить у Боровца насчет шрамов у его «следователя». Впрочем, шучу! Начальника отдела 4-Д оберштурмбанфюрера Вольфа, которому были поручены ОУНовцы из Целленбау, включая Бандеру, упоминает в своих показаниях Зигфрид Мюллер, сотрудник абверкоманды-202, занимавшейся украинскими нацистами, попавший потом в руки Советской армии и давший очень интересные показания о своих подопечных.

 

После того, как Скорцени или его сотрудники начали работать с Бандерой в Целленбау подоспело и политическое решение об активизации работы украинских соратников. Деятельность «друга Скорцени» Бандеры вместе с «подчиненными Скорцени» из Абвера прекрасно раскрывает тот самый Зигфрид Мюллер. Попробуем составить хронологию деятельности Степана Бандеры в это время по показаниям Мюллера, воспоминаниям Скорцени и другим имеющимся данным.

 

  • конец сентября - начало октября 1944 – переезд из Целленбау на дачу отдела 4-Д под Берлином, начало работы под непосредственным руководством оберштурмбанфюрера Вольфа;
  • октябрь-ноябрь 1944 – участие в переговорах по формированию и методах взаимодействия между различными национальными образования из числа коллаборационистов, в том числе безрезультатные переговоры по формированию Комитета Освобожденных Народов Востока и успешные по созданию Украинского Национального Комитета. Информирование министра Розенберга об окончании таких переговоров (окончательное декларированное немцами признание комитета произойдет в марте 1945-го);
  • декабрь 1944 – прибытие в г.Краков в распоряжение абверкоманды-202 (нач-к капитан Кирн), участие в инструктировании агентов-диверсантов, подготовка и передача в штаб УПА приказа об активизации подрывной работы в тылу Красной Армии и налаживании регулярной связи с абверкомандой-202;
  • (январь 1945 – освобождение Кракова советскими войсками) – в скобках, потому что фигурант к этому отношения не имеет;
  • январь-февраль 1945 – подготовка и проведение нескольких совещаний ОУН(б), выработка решений о боевых действиях УПА в тылу Советских войск, избрание себя руководителем ОУН(б), а Стецько и Шухевича членами руководства (бюро провода); принятие решения об недопущении нахождения руководителя ОУН(б) на территории Советской Украины (здесь, кажется, таится самое интересное из взаимодействия Бандеры, Скорцени, абверкоманды-202, ягдверкомманды "Ост" из коммандос Скорцени и УПА – операция «Бурый медведь») ;
  • март 1945 – установление контактов с англо-американской разведкой;
  • апрель 1945 – выполнение указания Главного управления имперской безопасности по сбору всех украинских националистов в районе Берлина для обороны города от наступающих частей Красной Армии. Создание украинских отрядов в составе фольксштурма. Предательство и своих хозяев-немцев, и своих отрядов - бегство в г.Веймар. Сдача в плен американцам, при сохранении всех связей и контактов с немецким нацистким подпольем, и теми из СС, кто тоже предпочел предательство вождей - смерти за идею;

 

Дальнейшее взаимодействие Бандеры и Скорцени если и имело место, то под руководством «новых хозяев» - англо-американцев…

 

Ну что ж… Вроде бы путь прослежен, но условий для «дружбы» не видно! Всего лишь взаимодействие в рамках службы. Имеет смысл поискать дальше - вернуться к самой интересной части взаимодействия украинского и немецкого нацизма в 1945-м – к операции «Бурый Медведь».

 

(Продолжение следует)


 
Tags: украинские коллаборационисты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments