Андрей Светлако (svetlako) wrote,
Андрей Светлако
svetlako

Category:

Зона внутри зоны внутри зоны...

В связи с мягко говоря непраздничной датой - 100-лет чего-то для пана Бандеры, количество публикаций о нем резко возросло. Со обоих сторон продолжаются постоянные ошибки в описании того, ГДЕ именно находился в заключении сей пан.

Попробую частично восполнить этот пробел.

Концентрационный лагерь Заксенхаузен (Sachsenhausen) создавался немцами как образцово-показательный, в числе первых. Он был выбран местопребыванием Инспектората концентрационных лагерей и должен был стать кузницей кадров для персонала прочих лагерей, которые постепенно покрывали территорию Третьего Рейха своей сложноплетеной паутиной. Очень сложной! Также как система ГУЛага в СССР система нацистских концлагерей включала в себя карательную, изолирующую, селективную, обучающую, производственную, воспитательную и множество других функций. Но по крайней мере одно отличие между этими системами было. В ГУЛаге не было ни газовых камер, экспериментов на унтерменшах, крематориев для еще живых людей – не было механистического уничтожения человеческого материала, который поступал в лагерь именно как сырье, подлежащее скорейшему плановому превращению в прах и именно поэтому само слово «концлагерь» вызывает в нас отвращение и ужас. Всё правильно, но эта, как я говорил, сверхсложная система в некоторых своих проявления была очень осмысленна и даже по-своему гуманна, если такое слово можно применять к продукту изначально антигуманной идеологии.

Ни один человек в здравом уме не станет говорить о любом принуждении или о любом лишении человека свободы – как об «отдыхе» или «подарке судьбы». Противники украинского национализма в своем обличении Бандеры и его коллег доходят и до такого абсурда. Не стоит… Заключение может быть только заключением. Оно призвано сломать человека или ограничить его свободу. Насколько жестко? Иерархию тяжести заключения можно увидеть рассмотрев только один концлагерь - Заксенхаузен.

 Итак, концентрационный лагерь Заксенхаузен расположен… Стоп! Уже неверно. Потому что на самом деле Заксенхаузен – это не один лагерь. Это целая раковая опухоль с метастазами из лагерей производственных, вспомогательных, пересылочных и т.д. Заксенхаузен – всего лишь «головной лагерь»! Вот вам список-структура:

Sachsenhausen, Bad Saarow ,Baubrigade I - XII, Beerfelde, Berga, Berlin, (Babelsberg, Falkensee, Helensee-Demag, Hennigsdorf-AEG, Koepenig, Lichterfelde, Lichtenrade, Reinickendorf-Argus, Siemens Stadt, Tegel, Wilmersdorf ), Biesenthal, Bornicke, Brandenburg/havel, Dammsmuhle-Schonwalde, Debno-Neudamm, Doberitz, Drogen-Niedorf, Falkenhagen-Furstenwalde, Falkensee, Frieoythe/Kloppenburg, Heinkel, Genshagen, Glau-Trebbin, Gross-Rosen, Hohenlychen, Karlsruhe, Klinker, Kl.Machnow, Kolpin, Konigswusterhause-Krupp, Küstrin, Lieberose, Lubben, Muggelheim, Neubrandenburg-Hamburg, Neustrelitz, Niederhagen, Oranienburg, Politz, Prettin, Rathenow, Ravensbruck (до 1939), Riga, Senftenberg/Schwarzweide, Storkow, Stuttgart, Treuenbrietzen, Werde, Wewelsburg, Wittenberg-Arado.

В каждом из этих лагерей свои условия, свой внутренний распорядок, своя вероятность выжить или умереть. Например, если бы мы не знали точно, что интересующий нас Степан Бандера сидел в головном лагере – мы бы долго искали его следы в полусотне архивов.

 

Однако, и само местечко под Потсдамом, где содержались наиболее ценные из узников Заксенхаузена было структурировано не менее сложно.  Основную часть территории занимали просто бараки. Они не были однотипными. Среди них был еврейский барак, цыганский барак, генеральский барак, бараки для уголовников, бараки для гомосексуалистов, бараки для военнопленных, отдельно для советских военнопленных, бараки для политических, бараки для … В этом веере строений отводилось человеку его чаще всего последнее местообитания с немецкой педантичностью!

Не все люди попадали в простую формулу сортировки. Для некоторых не прошедших сито существовал расстрельный ров, газовая камера  крематорий. Для других… Я снова повторю, что в системе нацистских лагерей не было и не могло быть «нормальных условий», но этот «другой» круг ада можно считать всего лишь первым…

Поскольку мы начали это исследование с целью разобраться во взаимоотношениях Бандеры и Рейха в момент заключения его в Заксенхаузене, то нам не придется изучать наиболее страшные его закоулки. Особые узники содержались отдельно.

Эти «особенные» заключенные были очень разными люди, разными были причины их нахождения в Заксенхаузене, разными было отношение к ним, разной была в итоге их судьба. Одинаковым было то, что их ценность или, наоборот, опасность для Рейха была такова, что их нужно было поддерживать в форме максимально напоминающей человеческую, как физиологически, так и душевно. Эти люди оставались таким же расходным материалом для имперской машины, но материалом штучным, требующим индивидуального подхода к использованию. Кого следовало сломить, но при этом не сломать. Кого-то следовало сохранять как консервы, а кого-то сохранять как потенциальный консервный нож у чьего-то горла. Кто-то из этих заключенных в итоге оказывался более полезным в роли «свободного гражданина Великого Рейха», а кто-то приносил свою последнюю пользу этому Рейху, превратившись в пепел.

Если вы уже почувствовали технологическую, почти механистическую сущность концентрационного лагеря, то вы уже поняли, что среди «особых» заключенных существовала своя градация ценности и соответственно местообитания в Заксенхаузене. Это же так естественно.

На самой низшей ступени таких «особых заключенных» стояли люди, выполнявшие в Засенхаузене «особые работы». Например, туда были собраны талантливые граверы, полиграфисты и просто фальшивомонетчики со всей Европы. Германия печатала чужие деньги. Работники должны были иметь твердую руку и острый глаз. Работников кормили так, чтобы они хорошо делали свою работу. Они жили в отдельных бараках при своем «предприятии», снаружи основной территории лагеря, окруженные казармами охраны. По воспоминаниям австрийца Стефана Рузовитского за такую работу эти заключенные узники получали чистое белье, горячий душ, неплохую еду, нормальную одежду вместо концлагерной робы, они даже слушали в свободное время оперу и играли в пинг-понг. Единственное «неудобство»: по выполнении своих функций работники, конечно, подлежали ликвидации по соображениям секретности (из этой группы особых заключенных выжил единственный человек).

Чуть выше вышеупомянутых «фальшивомонетчиков» по рангу вероятности выжить в Заксенхаузене были рядовые предатели. Для них был создан особый предварительный лагерь – тоже снаружи основной территории, но с другой стороны. На схеме видно, что бараки в этом лагере расположены не так густо. Они и внутри не так плотно заселялись людьми. Между прочим, когда советская власть вынуждена была использовать тюрьмы и лагеря нацистов для самих нацистов – их помещали именно в этот особый лагерь, исходно лагерь для привилегированных. Опять же между прочим, построены эти бараки были еще в 1940-м – для пленных англичан и канадцев, условия заключения которых удивительно отличались от условий заключения для советских военнопленных.

Особый предварительный лагерь («форлагерь») просеивал заключенных, согласных на работу с врагом и формировал из них группы обучения: отдельно радисты; отдельно диверсанты и «чистые» разведчики. Распорядок дня не слишком тяжелый: обучение 4 часа в день, в остальное время экскурсии и политпросвещение. В общем, достаточно вольготно. Уже понятно, что такое «заключение», пусть частично ущемляющее свободу, можно сравнить с военным училищем, которое тоже частично ограничивает своих слушателей (как, впрочем, и сама армия). Конечно, при плохих успехах в учебе или просто при кажущейся неблагонадежности можно было тут же оказаться снова «на основной территории», если не в крематории, то в бараке на пути к нему, но… При кажущейся неблагонадежности в концлагере мог оказаться вообще любой из Великого Рейха, поэтому считать это за дурное отношение к этим конкретным жителям Заксенхаузена не стоит.

В этот обучающий лагерь отправляли не только заключенных собственно основного лагеря Заксенхаузен, но и других лагерей из его «куста». Немцы вели формирование и обучение в таких лагерях по национальному признаку, и у обучающего лагеря в Заксенхаузене существовала специализация. В 1941–м  - русская. В 1942-м – среднеазиатская. Существовали и другие «форлагеря». Украинцы-радисты, например, готовились в Обераммергау (Бавария). Часть этих радистов в итоге оказывалась в распоряжении коллег пана Бандеры – в УПА. Всё вместе это, включая и особый предварительный лагерь и обучающий лагерь Заксенхаузена,  входило в систему «Цеппелин», подчиненную Абверу, с целевой функцией - диверсионно-разведывательная работа в СССР. По окончании обучения будущих агентов вновь сортировали (как же без этой немецкой привычки!). Пригодные - действительно становились агентами за линией фронта. Непригодных - отправляли в различные дружины, шуцманшафтбатальоны и прочие вспомогательные, жандармские и карательные подразделения из коллаборационистов.Здесь же рядом находились и другие абвершколы и абверкоманды, самая известная из которых в замке Фриденталь - подчинявшаяся в конце войны Отто Скорцени.

Казалось бы, Степан Бандера должен был находиться по принадлежности – возле тех, кто в итоге окажется возле ОУНовских бойцов, которые служили немцам в тех самых шуцманшафтбатальонах или в вспомогательной полиции или в составе противопартизанских ягдгрупп. Но нет… Его с рядовыми предателями внутри Заксенхаузена работать не заставляли. Разве что во Фриденталь свозят, или на берлинскую виллу абвера, а то и просто коллега Мюллер заедет в гости повидаться...

           Тогда, может быть, пана украинского нациста поместили в самом привилегированном месте Заксенхаузена – «зоне А». Отдельно стоящие три барака. Эти бараки действительно отделены отовсюду – от основного лагеря, так же как от наружной территории. По показаниям коменданта лагеря штандартенфюрера СС Кайндля они были огорожены каменной стеной, и, кроме того, на расстоянии двух метров от стены были поставлены три забора из колючей проволоки. Через один из них был пропущен ток высокого напряжения. Меры защиты личности заключенных - экстраординарные. Если разобраться, кто сидел в этой «зоне А», становится понятно - почему.

Самый известный из тамошних заключенных сын Сталина – капитан Красной Армии Яков Джугашвили, попавший в плен в самые тяжелые, первые месяцы войны. Склонить к предательству этого человека немцам оказалось не под силу, хотя усилия они предпринимали немалые. Он считался личным пленником Гиммлера, а среди посетителей его упоминается мемуаристами, например, Геринг. Однако максимум, что смогли использовать немцы – это сам факт пленения сына Сталина, поданный как «добровольная сдача в плен» да несколько фотографий, предпочтительней фотомонтажи, нежели реальные снимки (как определила потом экспертиза). Уже по бытовым воспоминаниям о поведении Якова в Заксенхаузене понятно, почему так сложно было добиться от Сталина «правильного снимка».

Вместе с Джугашвили в «зоне А» Заксенхаузена содержался самозваный племянник Молотова некто Кокорин, а также несколько британских летчиков. По воспоминаниям одного из них, Кушинга - барак был просторным. В нем была общая столовая, две санузла и две спальни (одна для двоих русских, другая для четырех британцев). Убирались в бараке только англичане, из-за чего бытовые взаимоотношения между союзниками была очень неприятными. Что стоят их обвинения, что русские специально не смывают за собой воду в унитазе, чтобы англичанам было противнее убираться! Как в коммунальной квартире… Споры были и из-за передач Красного Креста и специальных посылок от коменданта лагеря для: шоколад, сигареты, чистое белье и др. В ответ русские тыкали пальцем в дорогие «буржуйские» часы, которые носили англичане. Не легче было и с политикой. По словам англичан, Джугашвили отличался ужасным характером, «постоянно кричал свои большевистские лозунги» и агрессивно защищал русский коммунизм. Закончилось все тем, что Яков, доведенный до исступления, как драками с англичанами, так и самим пленом, во время прогулки сначала начал гоняться с поленом за охраной, а потом демонстративно ушел к колючей проволоке ограды, находившейся  под током, и там был под собственные крики «Стреляй в меня! Выполни свой приказ!» застрелен часовым.  

Итак, спальня на двоих и отдельный санузел, посылки и передачи, прогулки и открытая большевистская пропаганда. Это заключение, но это «особое заключение». Впрочем, как я уже говорил, и такое заключение остается таковым и может довести человека до любого безумия - пример Джугашвили, тому подтверждение.

Последними жителями «зоны А» в Заксенхаузене стали даже не родственники правителей, а буквально - царственные особы. Семья и родственники кронпринца  Баварии Рупперта – одного из активных противников нацизма среди высокопоставленных немцев. Сам король с сыном сумели ускользнуть от гестапо; жена короля, принцесса Люксембургская Антония до Заксехаузена после ареста не добралась, а слегла по пути в одном из тюремных госпиталей с тифом. В «зону А» прибыли только ее дети – пятеро дочерей, младшей из которых не было десяти лет. Несмотря на то, что ужасы концлагеря (а именно младшая, сейчас герцогиня, опубликовала несколько лет назад свои мемуары) навсегда запомнились девушкам – а как можно не запомнить сложенные штабелями обнаженные трупы за ограждением их зоны – я, взглянув на их фотографии до и после годичного заключения, по крайней мере, следов голода на их лицах не увидел. Что касается других условий, то вместе с семьей брата короля они, всего двенадцать человек, заняли два из трех бараков зоны «А». Но до своего освобождения им еще предстояло пройти Дахау… К счастью, все они остались живы! Немцы уничтожали и царственных особ – как Мафальду Гессенскую, дочь короля Италии.

Антония, королева Баварии, найдя после освобождения своих детей, ответила Германии очень просто – она больше никогда в нее не приезжала.

Впрочем, мы отвлеклись. Какое отношение имеют украинские коллаборационисты к королевским особам? Никакого. «Зона А» - это не для Бандеры и Ко. Даже если называть бараки в этой зоне коттеджами – оуновцы в них не содержались.

В Заксенхаузене была еще одно «особенное место». Одноэтажное Т-образное здание внутри основной территории с прилегающим пространством для прогулок. Бункер Целленбау. Многоместное сооружение - 90 камер в трех коридорах буквы Т. Камеры разные по размеру, некоторые из них объединены в многокомнатные. В камерах разное число узников; в некоторых, помимо заключенного, постоянно находящаяся внутри сменная охрана. Душевая одна на коридор. Туалеты в камерах. Прогулки по двору Целенбау. Остальное (пайки, передачи, «прочие услуги», как например посещение лагерного борделя) сугубо индивидуально. В этом бункере можно было находиться долго, относительно комфортно и в конце концов выйти из него на свободу. Можно - коротко, в  очень жестких условиях и уйти отсюда на расстрел. Тоже очень индивидуально. Вот в этом самом Целленбау и сидел Бандера... Список его соратников - украинских нацистов, я уже приводил в предыдущем посте. В каких условиях и с кем рядом сидели они - чуть подробнее и чуть позже.


Продолжение см svetlako.livejournal.com/22996.html.

Tags: украинские коллаборационисты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments