?

Log in

Одержимые бесами

Я не о военных преступлениях батальона Айдар. О них скажет будущий трибунал. Я о другом суде.

Взгляните на нашивки батальона. Вам ничего не кажется странным в сочетании двух лозунгов?

с нами бог рабов до рая
С нами Бог.                          И тут же.           Рабов до рая не пускают.

А как же тогда с основами христианства. С Нагорной проповедью. Как быть с нищими духом, плачущими и кроткими. Теми, чьё по Иисусу Христу - будет Царствие Небесное.

Может быть у украинских националистов другой рай? Другой Бог. Другая религия. Другая философия.

Скорее всего. Та, другая - которой руководствовались другие нацисты. Белокурые бестии. Ницшеанство. Философия, в которой Бог - умер. В которой сверхчеловеки вместо мертвого Бога решают кому жить, кому умирать. Кому до раю, кому нет.

Не выйдет. Сначала был тем сверхчеловекам - суд человечий. Будет и этим. А потом - Божий. И каждому воздастся. 

Бьют колокола...

Оригинал взят у artur_murzahan в Бьют колокола...
Пришло время говорить правду. Второй год после создания оперативной группы «Баргузин» на страницах блога мы стараемся сглаживать острые углы оперативной работы. Читателям может показаться, что мы тут играем в «казаки-разбойники», а на самом деле идет настоящая война - какой будет господствовать режим на особо охраняемых природных территориях: режим особой охраны, или беспредельный браконьерский.



На счету оперативной группы «Баргузин» за полтора года работы: Read more...Collapse )

Из бездонных архивов

Нет, нельзя разбирать собственные архивы. Ржать над своими письмами - это безобразие... Ну дурак был. Что теперь сделаешь. Разве только всем рассказать об этом. История сия происходила лет 10 назад...

++++++++++++++++++++++++++

Как ты знаешь, у моей конторы идут вялотекущие судебные тяжбы с конкурентами по поводу незаконного использования ими наших патентов - вот такие мы крутые перцы. Пресечь эту пакость окончательно и бесповоротно нельзя - при попытке подачи нами иска они тут же бросают обнаруженную контору-воришку, меняют название и продолжают клевать наш хлеб по зернышку. Ну а мы и наши друзья пытаемся вылавливать их рекламу под новыми и новыми названиями.
Давеча в очередной раз позвонил шеф с инфой, что кто-то видел, как по телеканалу "ХХХ" в передаче "Россия вперед" прошла реклама конкурентов, в виде репортажа о супертехническом гении-одиночке. Разберись, мол - что и кто. Захожу в Инет. Никакого архива трансляций канала в сети нет, хотя канал, конечно, позиционирует себя как центральный. Зато нахожу телефон и звоню в редакцию программы.
- Здрассьте, это канал "ХХХ"? У вас только что прошел репортаж про плазменную технику - видимо, в рекламных целях. Ведь передача "Россия вперед" - рекламная? Меня это очень заинтересовало - как мне связаться с производителями, я не успел записать их данные во время репортажа. А то у вас на сайте нет архива передач и...
- (перебивает) Нет проблем... Мы как раз затем для таких, как вы в России, делаем нашу передачу про вперед, чтобы...
Тут его заклинило - за-чем и за-чтобы - и он решил перейти к сути вопроса. Перешел своеобразно. Буркнул мне "извините" и, прикрыв рукой трубку, начал консультироваться с подчиненными. Только прикрыл плохо. В итоге я слышал и то, что предназначалось мне, и то - что мне не предназначалось.
[Дальше под спойлер потому что там есть ненормативное слово...]
- (не мне) Бадарина!!! Мы тут какую-то х@ню давали в последний эфир про плазменную-оргазменную технику!
- (не мне, неразборчиво, нежным девичьим голоском) Ня-ня-яня-яня. А ня-яняня-ня!
- (не мне, очень недовольно) Кто проснулся? Где? Вот это - это точно то?
- (не мне, неразборчиво) Ня-ня-яня-яня. А ня-яняня-ня!!!
- (мне) Вам повезло, тут оказывается у меня на столе текст этой передачи. Сейчас... Сейчас... Вот... Не он.. Он!!! Я читаю вам, а вы уж останавливайте - когда будет нужная информация. "Несколько лет назад Василий Иванович Пупкин (я записываю ФИО...) проснулся, чтобы стать знаменитым. Ему приснился плазменный аппарат, сделанный по новейшей технологии. Приснился -  как когда-то Меделееву приснилась его табли..." (рявкает) БАДАРИНА!!! ЧТО ЗА Х@НЮ МЫ ГОНИМ В ЭФИР!!!!
Я падаю со стула, а Бадарина где-то далеко-далеко продолжает своё воркование: "Ня-ня-яня-яня. А ня-яняня-ня!".

Возвращаюсь на стул и слушаю дальнейшую разборку:
- Кто утверждал! (ня-ня-ня) Где моя подпись? А... Ну да. (Мне) Вы слушаете?
- Ага!
- Зря вы это слушаете. И смотрите это зря. Хотя вот тут, помимо фамилии этого Пупкина-Менделеева - есть название его фирмы ООО "ПлазмоПупка". Вам этого будет достаточно? Впрочем ... больше тут все равно ничего нет...
- Отлично. Достаточно.
- А мне недостаточно. (не мне, но уже не прикрывая трубку) БАДАРИНА!!!! Я полгода назад говорил, чтобы был сайт к понедельнику! Где сайт?!!! Уже прошло тридцать понедельников!!!
- (не мне, неразборчиво) Ня-ня-яня-яня. А ня-яняня-ня!
- (мне) Вот Бадарина говорит, что к следующей пятнице всё-таки будет сайт и вы всю эту х@ню будете смотреть в сети, а не звонить мне по любому поводу. Пожалуйста?
- Спасибо! Вам и ... БА-ДА-РИ-НОЙ!!!
(конец связи)

Кто ты, Бадарина!!! Удачи тебе!

Европа-2005

Почувствуйте разницу между 2016 и 2005... Или НЕ почувствуйте.

Как вы понимаете, в ЖЖ эти байки не появились в 2005-м, потому что у меня тогда и ЖЖ-то никакого не было. Зато они были записаны - чтобы послать письмом родне в единой рассылке.

Необходимые, по моему мнению, пояснения, связанные с тем, что часть тогдашних банальностей уже забылась - даны курсивом.

ОТЧЕТ О ПОХОЖДЕНИЯХ МОЕЙ ДОНИ В ЕВРОПЕ-2005

Байка 1
В Люксембурге, откуда начиналось ее путешествие, моя дочка обнаружила на улицах огромное количество парней в оранжевых рубашках (это было как раз после Великой Оранжевой Революции на Руине - АСъ). Нет, не украинцы - поняла она, услышав, что говорят они на разных других языках. Может, экспорт революции или укромода докатилась до европ? Решилась спросить. Старый люксембуржец на вопрос о "помаранчовых" нахмурился и сказал, что ничего не знает. Люксембуржка средних лет хихикнула и на уточняющий вопрос дони сказала, что это не имеет отношения к Украине. И только местная сверстница дочки заржала и сказала, что это тут европейский слет "голубых", которые оказывается здесь - "оранжевые". Изумленная дочь спросила у неожиданной собеседницы: "А с чем же тогда у вас ассоциировалась украинская революция?" Люксембуржка секунд 30 демонстрировала политкорректность говоря, что это разные вещи, но потом захохотала в голос и сказала: "С чем, с чем - вот с этим..." Потом они долго перемывали кости "козлам в оранжевом" (люксембуржка была сильно удивлена, что они у нас имеют другой окрас - голубой). А еще европейская девчонка продемонстрировала неплохое, хотя и ошибочное знание украинских политреалий, заявив: "Мне понятно, почему этого второго кандидата не хотели избирать - он у вас наоборот, чем у нас, ассоциировался!" (цвет избирательной кампании Януковича был голубой - АСъ)
[Нажмите, чтобы почитать дальше]
Байка 2
В немецком Еврокемпе, где дочка провела некоторое время, собралась евромолодежь - по 1-2-3 человека из почти каждой евространы. Чуть-чуть работы и много-много собраний на тему единой Европы и политкорректности. В том числе, например, такие манипулятивные вещи как сотворение изображения единой Европы. Каждый должен выйти и закрасить на большой контурной карте свою страну. Доходит очередь до России. А дочка уже издалека заметила, что её родину обрубили даже не по Урал, а по самое не хочу (Москва на краешке оказалась). Тогда она подтащила большой лист ватмана, приколола его сбоку от контурной карты и в меру своих познаний в географии дорисовала недостающую часть. Познания в географии основной части европейцев были еще меньше. Они долго не могли поверить, что Россия - ТАКАЯ БОЛЬШАЯ. Один француз даже сказал: "Какой ужас..."
.
Байка 3
Как-то вся эта объединенная еврошобла из Еврокемпа пришла в местный самодеятельный театр - чуть-чуть поработать во славу еврокультуры над его обустройством. Встретила их там главреж - колоритная негритянка Оливия - и устроила презентацию с рассказом о театре и вообще. В том числе прозвучала гордая фраза:
- А в этот сезон мы будем ставить Шекспира.
Одна из немок, решив показать свою глубокую вовлеченность в вопрос, поинтересовалась:
- А что из Шекспира вы поставите?
- Как вам это понравится?
- Да мне все понравится! - ответила немка - Поставите-то вы что?
Заржали трое. Сама негритянка, дочка и девчонка с Беларуси. Остальные диалог не поняли... Кстати, потом дочка очень хорошо подружилась с Оливией, только это другая история.
.
Байка 4
Прежде всего в этом Еврокемпе дочка познакомилась с украинцем - после Оранжада к украинцам у нее было очень много ...вопросов. Оказался отличный парень - во-первых, потому что горилки с салом с собой привез. Сначала они (в их маленькой "европе" объединились, помимо русской и украинца, еще упомянутая беларуска и чех с чешкой) еще ходили на еврособрания по полной программе. Потом поняли,что начали тупеть от заклинаний о единой европе, политкорректности, толерантности, общем доме, уважения к нац. самобытности, важности единых ценностей, евроконституции и т.д. и т.п. Отвергнув наглую агитацию, они переключились на остатки горилки и душевные беседы. Головы вернулись в норму. Однако, горилка и другие запасы скоро кончились. Украинец Андрей от скуки решил все-таки походить на собрания. И спустя несколько дней девчонки и чех увидели во взгляде его появилось нечто странное. Слова же бедолаги, произнесенные в дополнение ко взгляду, были такие: "Я прозрел! На меня сошло понимание!" И тут он завел эту байду о евродоме (см.выше), а глаза у него становились все мутнее и мутнее.
"Пора смываться!" - подумали его собеседники - но это совсем другая история...

Байка 5
Негритянка Оливия закончила консерваторию. Дочка не закончила музыкальную школу. После обмена этими эпизодами своих биографий главреж предложила устроить выступления евроталантов из молодых, в том числе предложила дочке что-нибудь исполнить на фортепиано. "Я без нот не смогу", - ответила та, но Оливия тут же притащила целую кипу своих консерваторских партитур. Дочка с опаской взяла их - и с изумлением обнаружила в основном произведения из нашей программы для 3-5 класса. Она решила, что Оливия не слишком серьезно ее воспринимает и попросилась к инструменту. Та привела ее в огромный зал, в центре которого стоял рояль. У дочки душа ушла в пятки - в таком антураже нужно играть как Рихтер! Однако, послушав дочкины разминочные экзерсисы, негритянка продемонстрировала восторг. "Как - ты не заканчивала консерваторию, а только несколько классов школы! Ты обманываешь!". "Опять политкорректность" - подумала дочка. Но тут Оливия села играть сама. Теперь политкорректность пришлось проявить самой дочке… "Странное образование дают у них в консерваториях…" - подумала она. При попытке попросить у Оливии что-нибудь посложнее - выяснилось, что сложнее они не играли. Только через неделю, заехав в муз.магазин, они купили "немножко Моцарта" - и дочка смогла окончательно показать, что европейская консерватория - это не наша муз.школа… (Ну… Раскрою один нюанс… Не все так странно… Оливия все-таки заканчивала консерваторию по классу вокала… И голос у нее был божественный! Я слышал запись Ave Maria в ее исполнении!).
.
Байка 6
Театр размещался в замке. Старинном средневековом замке на высоком холме. Вся труппа тут и жила.. Костяк труппы составляли - в старых традициях - две семьи братцев-немцев (Оливия была женой одного из них). У нее было 7 детей, у ее золовки - 5. Когда дети начали подрастать, они (жившие тогда в обычных стесненных городских условиях и без денег) решили попросить у правительства "немного финансирования", чтобы сделать ЕвроТеатр (фанфары!). "Нет, проблем", - ответили им в правительстве. И инвестировали в проект ни много ни мало - миллион евро. На радостях братья запили (sic!), и вся тяжесть организации процесса легла на Оливию. Именно она придумала привлечь Еврокемп к реконструкционным работам по переделке замка в театр. Дешево и весело! Но дочка подумала о другом: нам бы такую правительственную щедрость в вопросах искусства.
.
Байка 7
Это европравительство было щедрым, зато местные организаторы Еврокемпа проявили истинно немецкую "аккуратность" в денежных тратах. Питание в лагере состояло из блюд, по описанию напомнивших мне времена армейской юности: "Первое - вода с макаронами, второе - макароны без воды, третье - вода без макарон". Однако, случился за время пребывания один государственный (видимо, опять же Европейский) праздник. По этому поводу были изготовлены яства: картошка вареная "кругляшком" с картофельным салатом (та же картошка только мелко порезанная). Масло-майонез-сметана в салат? Это "не в немецких традициях" - отрезала экономка…
Больше всего страдал от такой диеты почему-то исландский паренек. В знак неполиткорректного протеста он достал где-то краску и написал на своей футболке два лозунга. На пузе "Исландцы любят мясо!", на спине "Исландцы едят мясо!".
.
Байка 8
Устав от макарон, приправленных густым соусом из собраний, дочка устроила заговор. Прихватив с собой дружественные страны. Они испросили у организаторов евротусовки заработанные на тот день деньги и добавив привезенные из дома НЗ - рванули прочь, не дожидаясь пока ошеломленные руководители лагеря сформулируют свое отношение к разрушителям единой европы. Рванули своим ходом - по Европам. Именно в этот момент я, следивший за похождениями дочки из дома, понял насколько она мала  - в смысле Европа. Начали ребятишки почему-то с Польши. СМСки шли с интервалом в 8-12 часов: "Я в Катовице - Катовице супер!" "Я в Кракове - Катовице отстой, Краков рулит!" "Я в Мальборке - У-у-у-у" Остановки - далее везде. Я видел потом дочкин телефонный счет - в нем был роуминг от компаний 10 стран…
.
Байка 9
А вот Бельгию они проскочили. Они и не собирались в ней выходить. Но все-таки… Они ехали в местной "электричке" (двухэтажный вагон с авиасиденьями) и распивали шнапс с люксембуржским турком, женатым на знакомой девчонке из Новосибирска, который вез их из Дании в Нормандию. "Скажи нам когда мы будем проезжать Бельгию - мы посмотрим на нее в окошко." (Поясню, что у нашей семьи был очень хороший друг-бельгиец - "камера-мен" в московском корпункте.). "Гут" - сказал турко-люксембуржец, но тут евро-украинец налил мужской части компании еще "по чуть-чуть". Это словосочетание по-русски все их евро-знакомые выучивали быстрее всего. Спустя какое-то время о Бельгии снова вспомнили. "Ой-ей-ей" - засокрушался их гид - "Проехали". "Нда…" - подумала дочь - Ну и страна… Короче одного нашего тоста…"

Байка 10
В Нормандии был куплен французский сыр. В маленьком магазинчике в маленьком поселке на маленькой дороге. Якобы именно этот сыр отличался по словам принимающей стороны неким супервкусом, поэтому его надо было купить с собой - обязательно. Насчет вкуса дочка не уверена, зато запах у него оказался эксклюзивный. По дороге из Нормандии междугородный автобус, где в багаже хранился суперсыр, был остановлен за невозможностью перемещаться далее в условиях газовой атаки. Пришлось прервать путешествие и уничтожить французское оружие массого поражения методом закусывания им французского красного вина. Немка потом долго бурчала в окно автобуса о лягушках, их любителях и еще что-то нетолерантное... Бельгиец сказал, что лягушки как раз не пахнут. Возникло еврообсуждение, чья еда (кроме французской, которая вне конкуренции) в Европе самая вонючая. Вывод был странный - какой-то турецкий дённер... Доня решила, что Турцию вот-вот примут в единую евросемью. На что е
й сказали, что турков в этой семье и без принятия вполне достаточно. Потом в Германии ей показали этот дённер - оказалось, что она его прекрасно знала, но привычно называла шаурмой.
Байка 11
Париж разочаровал… "Если хочешь посмотреть Париж - езжай в Краков"- резюмировала дочь - "Это настолько же красиво, но без клошаров, негров и арабов". Неполиткорректно, но, к сожалению, правда…
И они не стали умирать, увидев Париж, а просто сбежали из него. Назад в Германию.

В Кельне все туристы ходят смотреть на Кельнский собор. Впечатление от его посещения неизгладимо… Особенно для русских, не привыкших к готике. Собор этот - действующий. Дочка очень смущалась, натыкаясь в полутьме ниш зала на молящихся людей. Но еще больше она смутилась, когда снаружи пошел дождь, и все евро-туристы, толпившиеся там на площади, ломанулись под кров матери-церкви. "Господи, прости их, ибо не ведают что творят". Сравнение, которое пришло в голову дочке от этого зрелища, мне показалось припечатывающим: "Это было, как если бы Казанский вокзал разместили в Казанском соборе."
.
Байка 12
В Польше путешественники оказались во второй раз на пути домой. Именно в тот момент в нашей прессе интенсивно муссировали тему о плохом отношении поляков к русским (кто-то кого-то где-то в подворотне поколотил). Но они, слава Богу, нашу прессу в пути не читали. Высадившись на вокзале в Варшаве в 5 утра и обозревая привокзальную площадь, дочка полуспросила-полуконстатировала: "Ну и как мы среди этой красоты найдем главную варшавскую уроду." (Красота по-польски - урода). Сзади послышался сдержанный смех. Они обернулись и увидели импозантного мужчину средних лет. "Вы из России?" "Вообще-то да, но не все. И сейчас мы проездом не из России, а из Австрии" - пояснили они, смешивая немецкие, польские, чешские и русские слова. "А я проводил дочку в турпоездку в Киев", - сказал поляк, тоже мешая разноязыкие слова. Потом чуть помолчал и предложил: "А хотите я провезу вас по Варшаве - у меня мини-вэн. Вы все уместитесь. Свободного времени до начала работы еще очень много". И он 3 часа катал их по Варшаве, рассказывая о своем городе. И они понимали почти все из его рассказов. Только об этом случае никто в газетах не написал. Вот я пишу. И останавливаюсь именно на этой доброй ноте, потому что потом были еще польская, литовская и российская таможни, а о них хорошо написать не получится… Что по дочкиным впечатлениям, что по моим собственным.

100500-й левел

Увидел в ленте картину, которую Президент подарил Премьеру - покрупнее, чем в репортаже. Мазня мазней.


Значит, дело в сюжете. Йо. Да это ж чоткий троллинг!

М: Слушай, ну и что это пикассо значит?
П: Всё просто. Догадайся, кто из 4х бездельников ты?
М: А где тогда ты?
П: Я как всегда. За рулем. Ключ на старт. Ключ на дренаж. Трактор на взлет!
Продолжаю листать наградные дела на сайте "Подвиг народа". Вчера на фамилию Бемов - благо есть среди моих дальних предков её представители. И...

Бемов Николай Петрович, 1903 г.р., в армии с третьего дня войны, беспартийный тверской мужик. Сначала глаз зацепился за непривычную военную специальность "Тестомес". Потом, что награжден первой своей медалью "За боевые заслуги" весной 45-го. Неужели в это время наши фронтовые пекарни оказывались в боевом контакте с противником? Оказалось все гораздо проще и правильней.

Вот описание Подвига (стилистика и правописание сохранены):

Бемов Николай Петрович состоит в рядах Красн.Армии с начала Отечественной войны в 108 стрелковой дивизии 444 стрелковом полку. Будучи на фронте в боях по обороне Москвы, 4 мая 1942 года под Можайском был тяжело ранен с ожогом лица, который находился на излечении до 14 декабря 1942 г. После выздоравливания комиссией признан годным к нестроевой службе, был направлен в 71 ПАХ 63 Армии (ПАХ полевая армейская хлебопекарня – АСъ). С февраля м-ца 1944 года по расформировании 71 ПАХ тов.Бемов был направлен для несения дальнейшей службы в 178 ПАХ 3 Армии. С первых дней службы в 178 ПАХ т.Бемов работает тестомесом. Несмотря на свой возраст и чувствительность ранения образцово выполняет порученную работу. Тесто приготовляет доброкачественное, что позволяет получать припек по ржаному хлебу 54%. Задание по приготовлению тестов в смену выполняет до 150%. Тов.Бемов  свой большой опыт добытый им в многолетней работе по хлебу передает молодым кадрам, которые сам выращивал и обучал.
По службе тов. Бемов дисциплинирован, исполнителен в работе, инициативен. Служит примером всему личному составу ПАХ. От командования части имеет ряд благодарностей. Достоин Правительственной награды медали «За Боевые Заслуги»

Такая простая боевая работа красноармейца Бемова.
[Скан наградного листа прилагается]
тестомес

ВыборА

Вчера оказался рядом с работающим ящиком, когда оттуда в момент "дебатов" прозвучало эпическое.

Касьянов (ПАРНАС): А вы знаете, что у нас ПО НОЧАМ по телевидению уже показывают (трагическая пауза) - фильмы про Сталина!

Занавес.
Современный юный либерал очень любит ругать поздний СССР за нехватку продуктов в магазинах. Зато потом, в 1992-м, как только началась благословенная ельцинско-гайдаровская реформа - все стало ОК.

Якобы.

Наткнулся в домашнем архиве на интересную бумажку. Талон на продукты. С января 1992 по декабрь 1992 в Москве. Сахар.. Мясо... Масло...

Рынок, однако. Реформа. А чтоб реформируемый народ не передох внезапно - привычные талоны.

Талон на 1992

Интервью с В.С.Пикулем

— Валентин Саввич, расспросить вас хочется о многом. Прежде всего о том, что вам дорого: каковы жизненные пристрастия и антипатии, что доставляет радость в творчестве?
— Пожалуй, самая дорогая реликвия, которая хранится у нас в доме,— моя бескозырка военной поры, На ней выведено название корабля—«Грозный». На нем я служил. Просто чудо, что эта вещь сохранилась, ведь все остальное пропало. И сколько живу, она со мной.
— Я вижу фотографию, на которой вы как раз в бескозырке. Сколько вам лет на этой фотографии, выглядите-то совсем взрослым человеком...
— Я снялся буквально через несколько дней после Победы. Мне тогда было семнадцать. А позади—два года флотской службы. Военной службы. Отсюда, наверно, и взрослость.
— О юнгах Северного флота вы позднее рассказали в своей автобиографической книге «Мальчики с бантиками». Скажите, какими вам запомнились ощущения подростка на войне?
— Мне было тринадцать лет, когда началась война. Пришлось пережить блокадную зиму в Ленинграде. Эта первая зима была самой тяжелой за все годы блокады. Голод, холод, все тяготы, о которых сейчас столько написано, пришлось испытать. Потом мы эвакуировались, я оказался в Архангельске, где отец был комиссаром на Беломорской военной флотилии. Свой день рождения 13 июля 1942 года— мне исполнилось четырнадцать—я ознаменовал тем, что убежал из дому во флотский экипаж.
[Spoiler (click to open)]
— Первый «взрослый» поступок?
— Пожалуй, да. Меня приняли, стал юнгой. Послали на Соловки, где я получил специальность рулевого-сигнальщика. В конце 1942 года уже принял присягу. А с осени 1943 года началась служба на эскадренном миноносце «Грозный». Вы вот спрашиваете об ощущениях подростка на войне. Что ж, отвечу. Опасность и смерть в отношении к себе поначалу не воспринимаешь. Думаешь: если беда случится, то не с тобой. Отсюда порой и мнимое бесстрашие, часто неосмысленное. Только со временем понимаешь, что стоял, как говорится, у самого края. И благодарен судьбе, что проявила милосердие. Ведь корабль, и ты вместе с ним, каждую минуту мог взлететь на воздух. А если накроет в шторм волной—тоже поминай как звали. Война нас, подростков, многим обделила. Зато в те годы мы очень быстро, порой незаметно для себя становились взрослыми. Что дало мне то время? Многое: дисциплинировало, приучило к порядку, научило дорожить временем, закалило. И в конечном счете вывело меня к моей профессии.
— Вы имеете в виду сюжеты, которые война подсказала?
— Не только. Но прежде еще об одной потере. Война отобрала у меня возможность учиться. А я всегда, с мальчишеской поры, так к этому стремился! И вот, демобилизовавшись после Победы, я оказался с пятью классами, без реальной возможности сесть за парту: приходилось зарабатывать на хлеб. Но тяга к знаниям не угасала. Прежде всего меня заинтересовала история тех краев, за которые приходилось сражаться и погибать—если не мне, то другим, моим товарищам. В памяти уцелело: голые скалы, шумящее море и вечно темное небо. И вот я стал изучать историю русского Севера, и вскоре край этот стал для меня оживать, наполняться событиями, людьми. А история русского Севера неотрывна от общей нашей истории. Так я пришел к изучению русской истории, которая лежит в основе большинства моих произведений. Вот совсем непростая связь войны и моей писательской профессии.
— И все-таки ваш первый роман, «Океанский патруль», был о войне. Значит, не отпускала она вашу память, вашу совесть...
— Это так. И иначе было бы, видимо, нечестно. В свой роман я вложил юношеские впечатления о войне. Но и потом к этим тяжелым годам обращался не раз. И обязательно вернусь еще. В замыслах роман о битве под Сталинградом. Хочу посвятить его памяти моего отца.
— Валентин Саввич, извините, пожалуйста, а какой была его судьба?
— Он пошел добровольцем в морскую пехоту. Долгие годы я знал только, что он пропал без вести под Сталинградом. А несколько лет назад получил письмо от краеведов, которые уточнили обстоятельства его гибели. Защищая Дворец пионеров, он был тяжело ранен. Последний раз отца, окровавленного, видели на переправе, наверное, собирались эвакуировать вместе с другими тяжелоранеными. Материалов о Сталинградской битве много, но предстоит еще большая работа, прежде чем решусь на эту книгу. Ведь Сталинград—своеобразный эпицентр второй мировой войны, и я хочу, чтобы моя книга была достойна тех, кто не щадил себя в тяжелых боях на Волге.
Пикуль

— После первого романа у вас был длительный перерыв. Что дало толчок к новой работе?
— Да, долгое время я буквально не мог работать. Мне казалось, что как исследователь я уже закончился. Но тут меня снова выручила История. В этот период писатель Сергей Сергеевич Смирнов занялся поиском материалов и свидетельств о героической обороне Брестской крепости. Слушая его выступления, читая его статьи, я подумал, что нечто подобное мне уже встречалось. Где? И тут я вспомнил: героическая оборона Баязетской цитадели в 1877 году! Тогда гарнизон русских солдат стойко выдержал осаду противника, лишившись самого главного в турецком пекле— воды. Так родился мой первый исторический роман, «Баязет». Затем началось освоение целины в нашей стране. И мне захотелось рассказать читателю, в каких условиях освоение целинных земель происходило до революции, ибо попытки заселения пустынных земель делались и раньше. Так появился двухтомный роман «На задворках империи». Как видите, в своих исторических романах я отталкивался от современности.
— Не совсем удобно задавать известному писателю такой вопрос, и все же он возникает: как вы восполнили для себя те недостающие школьные классы?
— Что ж, вполне закономерный вопрос, и ничего неудобного в нем нет. Знаете, один критик написал в своей работе: «У Пикуля нет законченного образования—ни исторического, ни филологического». Он прав. Да, никакого диплома я не получил, всю жизнь был самоучкой. Но никаких комплексов от этого не испытываю и необразованным себя не считаю. Вот прочитайте, пожалуйста, эти строки, которые отпечатаны на машинке и прикреплены над моим рабочим столом. Эти слова Писарева стали для меня программными: «Кто дорожит жизнью мысли, тот знает очень хорошо, что настоящее образование есть только самообразование и что оно начинается только с той минуты, когда человек, распростившись со всеми школами, делается полным хозяином своего времени и своих занятий». День, в который я не прочту 150—200 страниц нового познавательного текста, я считаю для себя потерянным.
— Но не читаете же вы для выполнения своего дневного «плана» все подряд—лишь бы «норму» выполнить?..
— Был грех: когда-то читал именно так—запоем, все подряд. В юности это, наверное, свойственно многим. Я, например, знакомился с древнеримской классикой, хотя она лежала очень далеко от моих увлечений. Катулла люблю и помню, к примеру, до сих пор. Но с возрастом приходишь к жесткому отбору, бессистемное чтение уже не может устраивать. Я отдаю себе отчет в том, что мой опыт вряд ли кого-то научит. Каждый человек, я в этом убежден, должен сам прийти к систематическому чтению, которое не развлекает и не отвлекает человека, а наполняет его. Вот и все «секреты» моего самообразования. Между прочим, когда я работаю над какой-то темой, то допускаю для себя лишь чтение, идущее в одном фарватере с ней.
— Есть писатели, которых вы перечитываете?
— Вновь и вновь возвращаюсь к произведениям Салтыкова-Щедрина, преклоняюсь перед ним, как перед мастером прозы. Часто перечитываю «Былое и думы» Герцена и, наверное, буду делать это еще не раз. Из советских писателей люблю Малышкина, особенно «Севастополь» и «Люди из захолустья». У этого писателя я многому научился. В последние годы запомнились «Полководец». В. Карпова и «Капитан дальнего плавания» А. Крона, «Портреты» Дм. Жукова.
— Валентин Саввич, а ведь вы тоже популярны, ваши произведения нарасхват...
— Думаю, популярность моих книг объясняется прежде всего громадным интересом к нашей истории. Об этом говорят и письма читателей, которые я получаю. Если это так, то считаю свою работу ненапрасной. Ведь настоящий патриотизм стоит именно на знании, глубоком знании истории своего народа, на его лучших традициях. Молодой человек без такого воспитания—что дерево без корней. Когда сталкиваешься со схематичным, упрощенным взглядом на те или иные исторические события, преподанные школьными учителями, иногда невольно думаешь, что подобные уроки скорее могут отвратить от литературы и истории, чем привить интерес и любовь к ним.
— Валентин Саввич, а есть ли в исторической науке темы, которым вы отдаете предпочтение?
— В истории я люблю неосвоенные темы, люблю героев, которые или совсем забыты, или о которых вообще мало упоминалось в литературе. На протяжении многих лет я пишу серию романов из русской истории, начиная со смерти Петра I в 1725 году до восстания декабристов в 1825-м. Если читатель выстроит эти романы в хронологическом порядке, он будет иметь представление о русской истории на протяжении столетия. Сейчас мне осталось завершить эту серию последним романом — «Аракчеевщина».
— Если бы вам пришлось совершить путешествие в прошлое, какую эпоху, еще не исследованную до конца, вы бы выбрали как писатель-историк?
— Пожалуй, время нашествия на Российское государство шведских полчищ Для меня в этой эпохе есть много загадок и «белых пятен», которые хотелось бы разгадать. Возможно, когда-нибудь я займусь этим временем всерьез. Нам ведь кажется, что все основные события Северной войны закончились на Полтаве. А это совсем не так. Многие события этого периода пока остаются в тени. Такие, как, например, первые шаги русской дипломатии при дворах Европы, когда она училась—и успешно—побеждать без оружия... Этой эпохи я едва коснулся в одной из своих миниатюр. А было бы интересно сопоставить две исторические фигуры—Петра I и Карла ХII. Петр I посвятил Северной войне все свои зрелые годы. Ведь она началась, когда он был совсем юн, и закончилась за четыре года до его смерти. В эти годы Петр I превратился в крупнейшего политического деятеля, полководца, дипломата. А «железная башка», как прозвали Карла ХII турки, так никогда и не снискал себе славы на дипломатическом поприще, и он, безусловно, любопытная историческая личность.
— Каким образом вы даете оценку тем или иным историческим личностям, событиям, как отбираете факты?
— Я никогда не описываю ни одного исторического факта, пока не обнаруживаю его в разных источниках, не найду разночтений во взглядах на то или иное событие или личность. Только суммируя эти разночтения и раздумывая над ними, я вырабатываю свою точку зрения на то или иное событие.
— Обращаетесь к архивным розыскам?
— Да, в моей комнате собрана довольно большая библиотека. В ней бесценные сведения, они помогали мне в работе и над прежними историческими романами, и над книгой, которую я, к примеру, недавно закончил,— роман «Каторга». В нем затронут небольшой, но, на мой взгляд, незаслуженно малоизвестный читателям эпизод—оборона острова Сахалин в 1905 году от японской интервенции. Оборону держало народное ополчение, состоящее из каторжан. Мы сталкиваемся здесь с парадоксальным явлением: казалось бы, кто будет защищать тюрьму, в которой сидит? Но земля-то русская! И патриотический порыв здесь одержал верх над всеми иными чувствованиями. И вот рядом с надзирателями сражаются—и героически!—каторжане. Эти отряды вели неравные бои против японских вояк, которые высадились на юге и севере острова. Как героев их встретили в Николаевске-на-Амуре. По амнистии они были освобождены, многих из них наградили орденами.
— Валентин Саввич, ваш режим, насколько известно, довольно необычен: бодрствуете ночью, спите днем. С чем это связано?
— Конечно, с работой. Я все в своей жизни стараюсь подчинять ей—слишком много замыслов, и не так уж много осталось времени для их осуществления. Это пошло еще с той поры, когда я только начинал писать. Для меня поменять день с ночью оказалось нетрудно. Ведь на корабле если не вахта, то все равно несколько раз за ночь поднимут—то приборы протереть, то лед сколоть... Люблю работать ночью: тишина, ничто не беспокоит.
— Интересно, а как вы отдыхаете?
— Перехожу из одной комнаты в другую. Нет, серьезно. В соседней с кабинетом комнате находится коллекция русского портрета, которую я собираю уже тридцать лет,— репродукции, картотека к ним. Она требует, конечно, много внимания и сил, но для меня это лучший отдых. Переключаюсь, скажем, с одной эпохи, над которой работаю, на другую. А если уж совсем устану, иду на «камбуз»: там тоже книжные стеллажи, и можно что-то почитать.
— Я вижу портреты не только в одной комнате. Они у вас развешаны по всей квартире...
— Максим Горький говорил, что всем хорошим он обязан книге. Я мог бы это повторить, добавив к книгам еще и живопись.. Она зачастую создает настроение, необходимое для работы. По-моему, труд писателя и труд художника в чем-то схожи. Я, например, в своей работе не раз исходил из каких-то представлений, которые подсказала русская живопись.
— Валентин Саввич, в конце беседы мне хотелось бы вернуться к тому, с чего она началась: каковы ваши человеческие притязания и как вы понимаете слова «гражданская позиция»?
— Гражданственность—это прежде всего честность. Полностью отвергаю зависть—это дает человеку независимость. И вообще, по-моему, зависть смыкается с обывательским подходом к жизни. Сам я никогда не стремился к материальным ценностям, как машина, дача... Излишек денег всегда тратил на книги.
— Да, кстати, и каково оно, по-вашему, лицо обывателя?
— А у него нет своего лица. Он ведь всегда подражатель. Но не высоким идеалам, а чему-нибудь попроще. Берет пример с того, у кого мебель получше, ковер пошире, местечко «потеплее». Я ненавижу фразу «А чем мы хуже?». В ней, по-моему, и заключено кредо обывателя, который суетится по всякому мелкому поводу.
— И последний вопрос: вы счастливы?
— Да, я считаю свою жизнь счастливой. Каждый день приносит мне радость познания нового. Ради этого я живу.


Источник - неизвестен. Вырезка из журнала пролежала в книге много лет... Из уважения к писателю проверил - в сети такого интервью не было. Отсканировал и выкладываю.

57-я школа. Личное.

А ведь я чуть не попал в неё... Папа в бытность мою в 9-м классе решил, что я должен заканчивать учебу в престижной школе. Договорился о собеседовании в этой самой 57-й, привел меня, принес мои школьные и прочие "регалии"... Поговорили с директором: послушал как, мол, у них тут все в МГИМО поступают левой ногой. Готовим будущих руководителей СССР - ни больше, ни меньше. Про свободу самовыражения и ориентацию на успех (может не в тех словах - но смысл помню прекрасно!).

Вышел я, оставил папу додоговариваться. Пошел в сортир покурить (курил я с 6-го класса, увы). Чую, запашок-то не наш, не пролетарский. Анаша! А тут и звонок на перемену подвалил - старожилы местные в сортир поперли. Посмотрел я на этих "будущих руководителей страны", послушал их разговорчики в строю про то как где достать, где фарцануть, на косячки ихние поморщился, оценил их ответные взгляды на мою "приму", перемолвился парой фраз - и понял, что мне с ними не по пути. Благо свои намерения о своем будущем у меня были совсем другие - я их потом и реализовал. О чем не жалею, хотя папа убеждал меня в обратном - как можно отказываться, если меня согласны принять в ТАКУЮ  школу.

Именно. что такую. Гнилую. Оценить всю эту гниль - от директора до будущей элиты - мне получаса хватило! Папе я, конечно, подробные причины своего категорического отказа объяснять не стал. Пусть его. Рассказал уже при Ельцине. На тему о том, почему и кто нас в эту задницу ведет...

Latest Month

September 2016
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow